«Троянки» по-японски

«В отличие от других греческих трагедий, “Троянкам”, странным образом, не хватает сюжета. Ключевое драматическое событие – падение Трои – происходит перед началом пьесы: в сценах изображено немногим больше, чем выживание троянских женщин, объединившихся перед крушением их цитадели, ожидающих погрузки на галеры и отправления в рабство. Единственное их действие – плач и стенания о тяжелой участи».
Тадаси Судзуки

Тадаси Судзуки – гуру мирового театра, в творческой концепции которого воплотился истинно мейерхольдовский подход к драме. В рамках Х Международного театрального фестиваля «Александринский» в Петербурге впервые был показан спектакль этого режиссёра. «Троянки» вобрали в себя лучшие черты японской традиции, невообразимым образом смешанной с откровенно современными западными элементами. Отправной точкой для смелого авторского замысла стал текст Еврипида. Режиссёр создал произведение, связавшее греческую и японскую культуры. Однако способность сострадать стирает языковые барьеры: театральное действие понятно и русскому зрителю. Безусловно, важно упомянуть о субтитрах. Текст, в сочетании с актёрской игрой, воздействует на эмоциональное состояние публики и производит сильное впечатление.

В постановке японского режиссера Тадаси Судзуки «Троянки», на первый взгляд, действительно нет ничего особенного. Незамысловатый сюжет и совсем небольшая продолжительность спектакля могут разочаровать искушенного зрителя старой закалки. Однако «Троянки» - это нечто большее, чем привычная петербургскому театру пьеса, где важна ритмичность и динамика действий. Актеры будто впадают в транс; только хриплые, волшебные голоса раскатисто гремят в зале, проникая в самые дальние его уголки. Эти голоса, прожжённые горем и пропитанные ужасом, дают зрителю самое полное понимание режиссерской мысли. Важнейший посыл Тадаси Судзуки в постановке: «Всякая жизнь есть страдание, и лучшее лекарство – смерть».

Многие считают, что из-за статичности сюжета «Троянкам» не хватает драматичности, надрыва, но Судзуки мастерски показывает неподдельные страдания отчаявшегося человека, лишившегося родины, чести, семьи. Самой яркой, напряжённой, и вместе с тем страшной сценой стало зверское убийство ребёнка на глазах у матери и бабушки. Сопровождаемый гулкой, редкой барабанной дробью, похожей на человеческий пульс, данный эпизод является кульминацией спектакля.

Неотъемлемую часть общей минималистической картины составляет свет, всполохами выхватывающий актёров из кромешной темноты.

Неожиданная и одновременно предсказуемая концовка — смерть героини Гекубы — сильно отличается от общего настроения всего спектакля, но и она с весьма легким, даже легкомысленным, музыкальным сопровождением гармонично вписывается в авторскую трактовку Еврипида.

Потрясающе! От начала и до конца: каждое движение филигранно отточено, каждая актёрская реплика звучит удивительно искренне. Чувствуется неподдельная, живая игра японской труппы.

Пресс-служба Александринского театра сообщает, что из-за некоторых технических и финансовых сложностей эти гастроли Тадаси Судзуки могут стать последними. А значит, петербуржцам выпал уникальный шанс увидеть «Троянок» на сцене «Александринки».

Текст: Александра Алабугина
Фото: Анастасия Кирьянова
члены Арт-клуба

Всего файлов 9
НОВОЕ В ФОТОАРХИВЕ
Логин
Пароль
запомнить
Регистрация