В. Г. Осинский, доцент кафедры радио и телевидения, выпускник факультета журналистики СПбГУ 1962 года

ВЕЧНЫЙ ОГОНЬ ВОСПОМИНАНИЙ

Поступил я на филологический факультет в 1957 году. Это был в то время самый-самый, на мой взгляд, нужный, умный, престижный, красивый, полезный и прекрасный факультет. А лучшее на нем отделение — конечно же, отделение журналистики.

Специальность была одна — филолог-журналист. И кафедра тоже одна — теории и истории журналистики. Самым сложным вступительным экзаменом для меня был английский язык. За него я и получил единственную четверку. И уже собрался было на польское отделение, думал не пройду. Но оказалось, что всех пятерок не было ни у кого, а одна четверка всего у троих. Так что проскочил в первой тройке. Между прочим, на зачислении никого из преподавателей не было, зачислял нас комсорг. И сразу же послал в Таллин, в рейд с милицией по междугородным автобусным линиям. Это и было своеобразным посвящением.

Зато потом на своем факультете — журналистики — мы выработали шикарнейший ритуал посвящения. Давали клятву журналистов 5 мая, на Марсовом поле, где есть и могилы журналистов-революционеров. Здесь же пятикурсники передавали эстафету первому курсу. Шагали торжественной колонной от самого факультета. Напутствовали лучшие преподаватели и журналисты-практики. Надо сказать, что выпускники и сейчас приезжают 5 мая на это место.

С первого года обучения мне сразу же все понравилось. Подлинное соприкосновение с наукой из первых рук, ибо лекции читали известные ученые, чьи имена стояли на обложках учебников, монографий, подписями под рецензиями и статьями. Это были Г. А. Бялый, П. Н. Берков, Г. П. Макогоненко, Л. А. Плоткин, Е. И. Наумов. Да всех даже не назвать. В 31-й аудитории филологического факультета, самой большой, мест не хватало, приходили на лекции из других вузов. Понравилось соприкосновение с практикой, тогда еще только газетной. На втором курсе уже с радио, а потом уже и с ТВ.

Особенно понравились девочки. Филологический факультет был обиталищем отчаянных красавиц. Театральный отдыхал! Нынешние королевы всяческих красот — тоже. Я пришел после армии и совершенно ошалел на первом же вечере — от декольте и кринолинов, а также высоченных шпилек-каблуков.

А потом еще «колхозы» — уборочные сельхозработы. На первом курсе картошка, а потом целина. И — осталась страстью на всю жизнь. Она перешла в целинные стройотряды, в молодежную целинную печать. Казахстан, Алтай, Зауралье...

Кроме «колхозов» студенты работали в стройотрядах, в пионерлагере старшими вожатыми, в спортлагере, на «Ленфильме», в студиях художников, на ТВ.

Факультет журналистики интересен был новым образованием и становлением кафедр, специализацией, созданием технической базы — типолаборатории, фотолаборатории, учебной студии. Факультет обогатил изучение журналистики, овладение журналистскими навыками с помощью инструментария социологии, психологии, политологии и других новейших «логий». А вот невольный уход от филологии — это, безусловно, потери. Журналист — это литератор, а не кривляка у микрофона. И не технарь-ньюсмейкер. В основе всегда должна быть крепкая литературная основа.

Преподаватели в то время были прекрасные. Сегодня их на факультете уже, увы, нет. Последним ушел Александр Феодосеевич Бережной, наш декан и основоположник. Ему факультет обязан многим. В Академии госслужбы заведует кафедрой блистательный Лев, Лев Эдуардович Варустин. Он вел нашу группу вместе с совершенно фантастическим человеком Алексеем Яковлевичем Гребенщиковым. Они были однокурсниками и вместе работали в «Ленправде» зав. отделами и замредакторами. Туда же, в «Ленправду», они меня позже и позвали. Был еще великолепный мудрый мужик — Николай Петрович Емельянов, историк журналистики, прошедший войну артиллерийским разведчиком. Были еще славные фронтовики — Валентин Александрович Алексеев, Сергей Иванович Игошин. Для меня они живы. Ибо их очень не хватает в жизни, в науке, на факультете…

Много было людей на разных этапах. Но вот на телевизионную стезю, может быть, повернула одна статья московского ученого Сергея Александровича Муратова, которая роскошно называлась «Искусство в мерцающей колбе». Она сыграла важную роль в моей жизни.

Журналистикой я занимался со школьных лет. Сначала это были «Ленинские искры» (ныне «Пять углов»). Все основные уроки там были преподаны. Затем газета «Смена». А потом армейская печать, лужская районка. И районка же города Остров Псковской области.

На факультете я проходил практику в газете «Ленинградский университет» — все через нее проходили. Потом в «Вечерке» — делали рейд по общежитиям по поводу пьянок в Горном. Мы с моими однокурсниками Женей Вистуновым (впоследствии замредактора «Вечерки» и журнала «Нева», зав. корпунктом «Литературной газеты») и Саней Лепехиным (потом ответственный секретарь «Смены», собкор «Медицинской газеты») развели турусы на колесах типа журналистского расследования. А Лена Петрова из газеты все перечеркнула и сказала: «Бросьте, ребята, начнем так… Пришел Вася домой, в общагу, сел к столу, рванул аккордеон: „Давай выпьем, друг!“».

Каждое время имеет свои особенности. А журналисту все времена интересны. Ведь сказано классиком: «Наша задача писать историю современности».

Наш курс был кузницей собкоров. Кроме «Литературной газеты» и «Медицинской газеты» зав. корпунктом «Известий» был Володя Невельский, «Сельской жизни» Ваня Селиванов. Юрий Вандерфлит — зав. корпунктом Центрального радио и ТВ в Эстонии. Вадим Чурбанов, доктор, профессор, редактор многих журналов и газет, был даже зам. директора Ленинки. Валя Дзяк — директор издательства «Искусство». Роман Трубецкой — глава целого концерна и издатель еженедельника «Двое». Рахим Телешев — исследователь татарского национального движения. Намсрай — секретарь МНРП по пропаганде. Боря Александров — зав. протоколом областного правительства. С ребятами с курса у меня всегда были прекрасные отношения!

Особых сложностей с учебой я не испытывал. Но, чем больше влезал в работу редакций, тем, естественно, было сложнее. Но преодолевал. Мне никогда и в голову не приходили мысли оставить профессию. А чтобы выгнали из университета!? Для этого надо очень постараться! Я не столь старательный. А вот с успеваемостью у меня с годами становилось все хуже.

Закончилось мое обучение на факультете в 1962 году. После чего меня сразу же распределили в отдел искусства «Ленинградской правды» (теперь «Санкт-Петербургские ведомости»).

НОВОЕ В ФОТОАРХИВЕ
Логин
Пароль
запомнить
Регистрация