Санкт-Петербургские ведомости: Сергей Ильченко о сериале «Угрюм-река» Юрия Мороза

Дата: 8 апреля 2021 года

Источник

Как я над вымыслом облился слезами

Вот и закончился марафон, преподнесенный нам телевидением как самая громкая премьера года. Четыре недели по вечерам мы смотрели сериал «Угрюм-река», который опытный режиссер Юрий Мороз поставил по одноименному роману Вячеслава Шишкова.

Намеренно оставляем за скобками сравнение нынешней 16-серийной телеэпопеи с качественным телефильмом Ярополка Лапшина 1968 года, снятым на Свердловской киностудии. Тогда была другая эпоха: иная эстетика, иные законы создания телекино, иное качество всех компонентов зрелища, иные возможности. Все это вместе взятое сформировало вокруг той картины ореол экранной легенды. Оставим «Угрюм-реку-68» ее поклонникам и обратим взгляд на предъявленную нам премьеру.

Зрелище сибирских красот стало явной удачей визуального решения сериала, в котором тема силы и могучего характера бескрайних просторов Отечества стала едва ли не главной доминантой, порождающей чувство гордости за родную природу. Правда, многим известно, что Угрюм-река — это вымышленный образ двух грандиозных рек Восточной Сибири — Лены и ее притока Подкаменной Тунгуски. А в кадре мы неизменно видим красоты течения реки Чусовой, что находится от искомых рек за несколько тысяч километров — на Урале. Но на это любители книги Шишкова вполне могли бы и не обращать внимание, если бы их увлекали зрелище страстей, драма характеров, борьбы за удачу и неистребимой жажды обогащения. Все это наличествует в тексте книги Шишкова, сумевшего сотворить сибирский вариант «Тихого Дона».

Сценарист нынешней телеверсии Мария Сапрыкина сделала все от нее зависящее, чтобы оживить в картине всех персонажей романа. Даже тех, которых там нет вовсе. И много-населенность порою казалась избыточной настолько, что зритель, пропустивший одну серию, уже не в силах «догнать» разворачивающийся на экране сюжет. Впрочем, Юрий Мороз как режиссер (думаю, не без рекомендаций продюсеров) так перемешал в монтаже все фабульные ниточки, что временами зрители окончательно запутываются: не то перед ними кровавая мелодрама с буйными мужиками и чувственными женщинами, не то авантюрная приключенческая лента о том, как золото губит людей.

В книге обе темы писатель свел воедино в судьбе Прохора Громова. Его характер удерживает всю конструкцию текста. Это роман о нем и про него. И здесь все решал выбор исполнителя главной роли. Им оказался актер Александр Горбатов, некогда блеснувший в «Ненастье» Сергея Урсуляка. Для новой роли ему не хватило ни мощи, ни цельности, ни даже физической фактуры. А ближе к финалу сериала он и вовсе превратился едва ли не в рефлексирующего мученика собственной совести. И от того не стыкуются мотивы поведения и отношений Прохора с окружающими его персонажами. И главные женщины в жизни Прохора — Анфиса (Юлия Пересильд) и Нина (София Эрнст) — выглядят порой как-то неестественно и надуманно. Иногда и вовсе кажется чрезмерным их присутствие в единицу экранного времени.

Конечно, любовные страсти есть и в книге. Но в сериале многое выглядит как малопристойные новеллы в стиле «таежного Мопассана», не исключая и похождений героя на невских берегах.

Но авторы сериала не бросили Прохора на произвол судьбы и воли обольстительниц. Они постоянно напоминают ему и нам о некой тунгуске Синильге, на чью могилу наведывается герой. Мистика сменяет эротику, которая то и дело изящно ретируется из сюжета, уступая арену алчности. И так идут сквозь сериал эти темы, сменяя друг друга, демонстрируя костры нещадных амбиций, в которых и сгорает душа Прохора Громова.

В сериале есть и достаточно обширный сюжетный пласт страданий разных женщин: от матери Прохора (Наталья Суркова) до похотливой Кэтти (ЮлияХлынина), будто случайно забредшей в сериал из куприн-ских повестей о нравах «веселых домов». Это окончательно запутывает систему отношений персонажей: уже не понять, кто с кем и от чего страдает. Даже благоверную Прохора Громова низвергают с трона добродетели и вынуждают вступить в связь с инженером Протасовым (Юрий Чурсин)...

Словом, случился на экране не роман-сага о том, как рушатся семейные устои и как злато губит людей, а продолжительный рассказ об авантюрах ума и сердца, чем-то напоминающий российский вариант новелл Джека Лондона про золотую лихорадку, смешанных в одном сериальном флаконе с амурными мелодраматическими экзерсисами. Причем со стороны обоих полов.

Возможно, зрители и не возражали бы против подобного разворота мотивов чтимой в народе книги, если бы авторы сериала все же тщательнее разрабатывали сюжет и прорисовали характеры тех, кто в кадре прописался постоянно, и тех, которые неизвестно зачем возникали на экране. А затем так же внезапно исчезали, уступая пространство иным персонажам.

Радикально изменен и финал истории о жестоком бедняге Прохоре Петровиче. Вымысел здесь взял верх окончательно и бесповоротно. Герой становится свидетелем... падения тунгусского метеорита. О чем зрителей оповещает заключительный титр сериала. Надо понимать, что возмездие в виде «небесной кары» настигло грешника. И, видимо, окружающих его грешников тоже.

НОВОЕ В ФОТОАРХИВЕ
Логин
Пароль
запомнить
Регистрация