Моя Публичка: Сергей Ильченко: «Библиотека – это системные знания»

Дата: 4 сентября 2020

Источник

Профессор, доктор филологических наук, кандидат искусствоведения, журналист и телеведущий, главный редактор газеты «Культурный Петербург» Сергей Николаевич Ильченко – о дружбе с Публичкой.

Сергей Николаевич Ильченко

«Впервые в Публичку я пришёл в 1978 году, когда был студентом театроведческого факультета Ленинградского государственного университета театра, музыки и кинематографии. Я писал курсовую работу по драматургии американского писателя Эдварда Олби. Естественно мне нужно было разыскать пьесы, которые не издавались на русском и я обратился за помощью в Публичную библиотеку. В отделении на Краснопутиловской улице я нашел несколько пьес. Там же я нашел не известную мне ранее пьесу Августа Стриндберга на английском языке. Интерес к иностранному театру привёл меня в Публичную библиотеку в качестве студента.

Одна из историй, связанных с Публичной библиотекой, типично советская. Я очень люблю кино, а во времена СССР информация про нашумевшие западные фильмы была минимальной. И уже окончив театральный институт, работая в качестве сотрудника научно-методического центра народного творчества «Культпросветработы» я решил использовать свой документ о высшем образовании как некий пропуск в Публичную библиотеку для того, чтобы познакомиться со сценарием фильма Бернардо Бертолуччи «Последнее танго в Париже». У нас его много обсуждали, но его практически никто не видел. Хотелось узнать, в чём там, собственно дело, и прочитать сценарий на английском. Поскольку я окончил английскую школу, у меня для этого были некоторые знания. Я подал заявку в читальный зал, как порядочный читатель. Причём библиографическая карточка на этот сценарий на английском языке была в открытом доступе, а не в спецхране. Мне пришёл ответ: «для того чтобы выдать вам эту книгу, нам нужен официальный запрос от вашей организации, в которой вы работаете». Как вы понимаете, моя организация значилась в главном управлении культуры исполкома Ленсовета. Естественно я решил не рисковать и не обращаться к начальству за подобным письмом. В то время было бы странным и подозрительным то, что сотрудник организации идеологического фронта, а мы занимались любительскими театрами, интересуется фильмом, который раскритиковали все советские киноведческие газеты и журналы. Поэтому сценарий фильма «Последнее танго в Париже» остался для меня в 1980 году непрочитанным. Я прочёл сценарий много лет спустя, когда уже сто раз посмотрел этот фильм. В Публичной библиотеке есть и было всё, но не всё в то время можно было свободно читать.

После службы в армии меня пригласили в аспирантуру театроведческого факультета. Для поступления туда в 1984 году я подготовил реферат на основе старого журнального фонда Публичной библиотеки. Тогда я прочитал от корки до корки знаменитый журнал Александра Шаховского «Драматический вестник», который издавался только год.

В 1808 году вышло 93 номера журнала. Примечательно, что князю Шаховскому в этом деле помогали люди, имевшие прямое отношение к Императорской публичной библиотеке – Алексей Оленин, Николай Гнедич, Иван Крылов, Александр Ермолаев. Этот реферат стал пропуском в заочную аспирантуру. В будущем материалы журнала, законспектированные в читальных залах на Садовой улице, стали одной из глав моей кандидатской диссертации. Поэтому Публичная библиотека помогла мне стать кандидатом искусствоведения.

Дружба с Российской национальной библиотекой продолжается по сию пору не только в качестве читателя, но и в качестве участника некоторых акций, например, кинолектория в новом корпусе библиотеки на Московском проспекте.

Для меня Публичка – это очень многое. Очень хорошо, что Вы сохраняете это старое Петербургское, Ленинградское название. Истинного петербуржца, ленинградца, интеллигента всегда узнаешь по тому, как он называет библиотеку. Когда ты говоришь «иду в Публичку», то никто не спрашивает, куда именно ты идёшь. Человек, разговаривающий с тобой на одном языке, понимает, что ты идёшь в Российскую национальную библиотеку.

Очень здорово, что сейчас библиотека имеет несколько мест, в которых можно к ней присоединиться. Я отчасти жалею, что корпус на Московском проспекте был открыт, когда я уже переехал с проспекта Космонавтов на проспект Большевиков. И сейчас, чтобы посетить Публичку, приходиться приезжать в центр. Но это тоже приятная процедура, потому что я обожаю ходить в библиотеки. С детства это одно из самых любимых моих занятий. Однажды Карл Маркс на вопрос анкеты «Какое у вас любимое занятие?» ответил: «Люблю рыться в книгах». Вот и я с детства люблю рыться в книгах. Конечно, в Публичке ты не имеешь доступа к полкам, так как здесь особый порядок хранения и ограниченный доступ. Но эта атмосфера концентрированного знания, эта академическая тишина, обстановка ни с чем не сравнима. Благодаря Публичке, благодаря тому, что я доктор филологических наук я могу некоторые книги могу получать по абонементу. Недавно Публичка в очередной раз меня выручила. Я делал материал для Белорусского журнала по экранизации повести белорусского писателя Ивана Пташникова «Найдорф». В наших городских библиотеках эту книгу я не нашёл, а в Публичке она есть. Я прочёл эту повесть и подготовил материал. Для меня Публичка - это место притягательное и помогающее. И один из предметов гордости за наш город. Потому что такой библиотеки, можно смело сказать, нет нигде в мире.

Библиотека помимо того, что это место, где хранится знание, это место, где знание хранится упорядоченно. Это, конечно, громадное преимущество любой библиотеки и тем более такой солидной как Российская национальная библиотека. Я и своих студентов поколения «большого пальца, нажимающего на кнопки» учу, что гугл есть гугл, но библиотека даёт знания системно. Если ты знаешь как работать с каталогом, даже с электронным, ты знаешь всю кодификацию, знаешь как найти нужный текст, твоё конкурентное преимущество возрастает. Библиотека – это системные знания. К счастью для нашей современной цивилизации и, прежде всего, российской у нас знания систематизировались. И материальные носители этого знания – книги, журналы, печатная продукция – упорядочена. В этом смысле библиотека – феномен Российской культуры. Преимущество библиотеки перед цифровыми технологиями именно в упорядоченности. Молодому поколению это кажется занудством, неким академизмом, когда всё по полочкам разложено. Но так легче искать и ориентироваться в огромном массиве информации. Потому что на просторах интернета бродишь как в тёмном лесу, а здесь ты знаешь, в каком ящике, какая карточка находится. В этом смысле я абсолютно благодарен и Российской национальной библиотеке, и соседней Театральной библиотеке, моей школьной библиотеке, которые приучили к систематическому поиску знания. И это никогда и никакие технологии не отменят. Да, сейчас доступ к материалам стал легче. Но когда тебе в руки дают «Драматический вестник» 1808 года издания, то понимание, что этот журнал держал в руках Шаховской, создаёт ощущение попадания в машину времени. Это даже сравнить не с чем.

Российской национальной библиотеке в честь 225-летия я желаю оставаться такой же нужной, востребованной и культурной. Здоровья, спокойствия и удачи всему коллективу. Любая библиотека славна не только своими сотрудниками, но и читателями. Желаю, чтобы у любимой и дорогой Публички всегда было много благодарных читателей. Здесь сам воздух пропитан знаниями. Чтобы эта атмосфера сохранилась».

Записал Андрей Тарасов

НОВОЕ В ФОТОАРХИВЕ
Логин
Пароль
запомнить
Регистрация