Сергей Никонов: «Наука в России сильна, руководство – намного слабее»

Дата: 19 декабря 2019 года

Источник

Интервью с главным редактором журнала «Век информации» Сергеем Борисовичем Никоновым, кандидатом политических наук, доцентом кафедры международной журналистики Санкт-Петербургского государственного университета.

– Журнал «Век информации» (сетевое издание) – образец умного поведения журналиста в научной информационной среде. Какие возможности дает сегодня медийная среда для распространения научного контента?

– Спасибо большое, за комплимент об умном поведении журналиста, но сразу скажу – это не обо мне. Во-первых, я не состою в договорных (платных) отношениях с журналом, а во-вторых я, отношу людей, не имеющих журналистского образования, но называющие себя журналистами, к категории «лжежурналистов». Я понимаю, что в соответствии с Федеральным законом Российской Федерации «О средствах массовой информации» от 27.12.1991 № 2124-1 (Закон о СМИ), журналист может не иметь специального образования, и если он состоит с изданием в договорных отношениях по подбору, обработке и созданию медиапродукта, то он журналист. Врач в России должен иметь медицинское образование, судья или адвокат обязаны иметь юридическое образование, а журналист – это кто угодно. Как мне известно, называющий себя журналистом филолог Дмитрий Киселев, называет себя именно так. Владимир Соловьев в 1986 году окончил физико-химический факультет Московского института стали и сплавов с красным дипломом и так же называет себя журналистом. Возможно, они прошли переподготовку по специальности журналистика, но мне это не известно. Я преподаю предмет «Внешнеполитическая пропаганда» и, оценивая работу указанных выше лиц, я бы поставил им зачет, но попросил бы исправить некоторые слова в их риторике.

Говоря о медийной среде для распространения научного контента, я хотел бы сказать, что к этому нас подвигла, ситуация при которой Высшая Аттестационная Комиссия РФ (ВАК РФ) «сдалась» под натиском коммерческих проектов «SCOPUS» и «Web of Science». Вопреки расхожему мнению, что молодежь не занимается научными изысканиями, мы имеем другие данные, и пытаемся найти науку среди мыслей молодежи, которые они формируют в своих статьях. Молодые люди, с учетом их ментальности (нежелания глубоко вникать в проблему, если она им не интересна), хотят результата здесь и сейчас. И журнал «Век информации» (сетевое издание) именно то, что нужно нашим студентам. Свои работы они видят здесь и сейчас! Сетевые издания – это требование времени и мы пытаемся ему соответствовать.

– Кто придумал название журнала «Век информации»? Оно звучит как определение или приговор нашему времени? Расскажите об истории создания, сложностях, источниках финансирования, кто ваша команда? Кто помогает с технической стороны? Как издание соотносится с одноименным изданием Института «Высшая школа журналистики или массовых коммуникаций» ФГБОУВПО «Санкт-Петербургский университет».

– Журнал «Век информации» был создан профессором Санкт-Петербургского государственного университета Сергеем Анатольевичем Михайловым еще в далеком 1996 году. Но, как и многие научные журналы университетов, они нигде не были зарегистрированы. Мы проводили научные конференции, к нам приезжали ученые, и мы (в то время «Факультет журналистики» СПбГУ) издавали «самсобойчик». Эти сборники помогали нам рассказывать студентам о новых идеях и веяниях, которые привозили со всей страны наши ученые.

Что касаемо приговора, то напомню, что одна из моих специальностей – юрист. А меня учили, что приговор выносит только суд. До этого момента действует презумпция невиновности. У меня нет претензий к настоящему, тем более к прошлому. Для меня прошлое – элемент манипуляции. Для журналистов, которых мы готовим, прошлое – это кейс аргументации. Прошлое это интерпретация, которую надо использовать для формирования сознания тех, кто еще не родился или родился в эти дни. Мы учим, что нет факта. Есть интерпретация факта. Следовательно, «Век информации» – это ХХ век, а сегодня, скорее, «Век дезинформации».

Журнал «Век информации» был создан как печатный журнал, успел получить свой ISSN. Это то, что мы успели сделать. После этого решением научной комиссии, он был передан под управление и редактуру известному ученому. К сожалению, этот журнал не прошел регистрацию, печатные экземпляры никто не создает, обязательной рассылки, как это требует законодательство, не осуществляются, но учитывая, что в РИНЦ это журнал попал, то он там и остался. Редакционная политика того «печатного» издания была следующая: «Публикуем статьи ведущих ученых». Редакционная политика издания «Век информации» (сетевое издание) заключается в следующем: «Если ты студент, и у тебя есть интересные мысли в области медиа и сопряженной с ней темой – пиши»

По сути, наши партнеры, которые зарегистрировали в «Роскомнадзоре» журнал, передали его под управление Институту «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ. У нас есть договоренность, что в случае включения журнала в ядро РИНЦ, журнал перейдет под эгиду университета

– У журнала очень представительная редколлегия, которая состоит из научных сотрудников, в основном кафедры международной журналистики СПБГУ. Как это помогает в работе?

– Кафедра международной журналистики» СПбГУ – это единый организм. Но в первую очередь, мы все же не научные сотрудники. Мы преподаватели, которые формируют у студентов компетенции по сбору и обработке информации в области политики и международных отношений. Мы готовим людей способных критически подходить к находящейся в сети информации. Учим готовить материалы, направленные на внешнюю аудиторию.

Одновременно, мы изучаем материалы иностранных студентов, которые публикуют свои статьи в журнале «Век информации». Вот, например, что думают представители дружественного Китая о Владивостоке – «Около года назад в СМИ просочилось сообщение о передачи КНР в аренду на 75 лет половины Владивостока, чтобы за счёт арендной платы решать проблемы другой половины города. Вскоре эти домыслы были опровергнуты властями Китая и России, но в самом китайском обществе эти сообщения привлекли всеобщее внимание и комментарии в печати: «Снова задет болевой нерв во взаимоотношениях Китая и России»».

В Китае Владивосток именуют Хайшэньвэем, и само это название вызывает у китайского народа особые чувства, потому при появлении данного сообщения в СМИ «так всколыхнулись сердца миллионов людей» в КНР. Древнее название города в переводе с китайского романтично означает «рыбацкая деревушка на берегу моря». В Китае до сих пор считают, что исконные китайские земли несправедливо оказались в чужих руках». Возникает вопрос – через 50-60 лет Китай захочет забрать из «чужих» рук несправедливо отчужденные земли? (Цзяцзинь Оу Образ китайского мигранта в российских СМИ // Век информации (сетевое издание), Т.2 № 1(2), 2018 21(2)2018005).

Если внимательно посмотреть на состав редакции, то практически все являются специалистами в области политических наук. Мы не политологи. В нашей работе журнал — это площадка, куда стекается информация по медиакоммуникациям, но не обывательская (для этого есть радио, телевидение, интернет), а специализированная.

– С момента регистрации сетевого издания прошло чуть больше двух лет, что сделано за время работы?

– Два года – маленький срок для того, чтобы оценивать результаты. Единственное – проверка Роскомнадзора уже была. Все нормально, без замечаний. Самое приятное, что издание замечено в Китае. И мы имеем китайские публикации. Сегодня ведем переговоры с университетом в Италии, с предложением, чтобы публиковать выпускные работы итальянских студентов в «Веке информации» (сетевое издание). Журнал все же для молодых ученых, но мы публикуем так же работы ученых СПбГУ. Студенты используют его в качестве шаблона, как подготовить выпускную квалификационную работу. Каждая статья имеет DOI. Заключили с компанией «Crossref» договор. Входим в РИНЦ, но пока не в ядро. По критериям еще три года работы, а потом Российская наука узнает выпускников СПБГУ и о их работах. Но это произойдет, если войдем в ядро РИНЦ.

– Сейчас многие уже считают, что газетная версия СМИ не уходит в прошлое, а является удобной и сетевой вариант её дополняет. Как вы считаете, технологические перемены, изменяющие на наших глазах научный издательское дело, усложняют доступ к качественной информации или расширяют возможности поиска?

– Здесь вы обратились по адресу. Первое и самое главное – печатные СМИ не должны исчезнуть. Это элемент деятельности государства, практически, теория государственного управления. Как будут оценивать прошлое студенты через 20 лет. Интернет перейдет в другую форму. Технологии квантовой физики уже подходят. Сегодня наши студенты идут в библиотеку и держат в руках бумажный вариант газеты, а потом приходят в аудиторию и рассказывают мне, например, что такое «лихие» девяностые. Их сознание формируется на информации из газет. Но, ведь там уже интерпретация, созданная журналистом. Что написано пером – не вырубишь топором. Сетевые издания — это платформа в сети интернет, где идет борьба за формирование сознания молодого поколения. В своей практической работе мы стараемся избегать словосочетание «качественные издания». Это был пиар ход этих изданий. Назовите, хоть одно «качественное издание» и мы найдем в ней материалы присущие «желтой прессе». Информация не может быть качественной или некачественной. Она – информация. Я помню мультфильм «Золотая антилопа». Там злой раджа говорит антилопе, что золота не может быть много. Антилопа ему ответила, что как только он скажет слово – «хватит», то золото превратиться в черепки. Когда раджу завалили золотом, то он не выдержал и крикнул – «Довольно!». И золото превратилось в черепки. Так же и с информацией. Она идет отовсюду. И, чем больше мы создадим информации, тем быстрее обыватель крикнет – довольно! Он уйдет из сетей, но жить без информации невозможно и есть шанс вернуть обывателя к бумаге. А там будут «правильные» и выверенные слова.

Наши статьи читают, так как тематика касается медиа, а это необходимо для студенческой работы.

– Как вы определяете качество контента и принимаете решение по его публикации? Какова роль вашего журнала в популяризации научных знаний?

– У нас статьи рецензируются. И эти рецензии размещаются и в журнале, и в РИНЦ в открытом доступе. Каждый рецензент, сказавший, что статья достойна публикации, может быть подвергнут критике со стороны коллег. Мы доверяем ученым. Если они рекомендуют статью к печати, значит там есть либо новизна, либо эмпирика, которую можно использовать в своих исследованиях.

– Журнал создан только для распространения научных знаний? Есть ли коммерческая отдача, способен ли научный журнал привлечь спонсоров, рекламодателей?

– Статьи публикуются бесплатно. Платной рекламы нет. Нам спонсоры не нужны. Но говорить, что журнал — это только распространение знаний, наверное, неверно. Обращу ваше внимание, что все же мы близки к пропагандистам, и журнал, скорее, практическая площадка для молодежи, чтобы высказать свое мнение, научно его обосновывая. По воле случая, мнение наших студентов о государственной политике России, например, совпадает с мнением преподавателей! А то, что наше подразделение, где-то на западе, связывают, то с «фабрикой Троллей», или приписываю нам участие в выборах президентов других стран, то это издержки понимания, какую задачу нам поставило при обучении молодых людей, государство.

– Сегодня много шума вокруг адекватности поисковых систем – они являются монополистами. Они диктуют новые законы информационного поведения? Как это сказывается на научной информации? Как продвигаете свой контент с учетом требований поисковиков?

– Свой контент, мы продвигаем в ручном режиме. Посещая научные конференции в других странах, мы практически, в любой презентации или тексте доклада ссылаемся на «Век информации» (сетевое издание). Мы знаем секреты продвижения в поисковиках, но пока в ядро РИНЦ не войдем, продвигать не будем. Всему свое время. Поисковые системы – это бизнес проекты. Они зарабатывают деньги. Честно и законно. Я не против. У нас свой читатель и мы регулируем истребование информации из журнала в особом порядке.

– Какие интересные темы и тенденции вы бы отметили в содержании публикаций? Появились ли в этом году новые тренды? Что сегодня больше всего волнует авторов?

– О волнении авторов я от коллег не слышал. В основном, публикации в журнале – результаты научных исследований, которые приняты государственной комиссией. Наши авторы не должны навязывать свое мнение. Исключительно наука. Тенденция в области медиа – это изучение и формирование информационной стратегии, называемой Ноополитика, и журнал часть формирования такой стратегии.

– Что волнует вас самого как журналиста в состоянии современной российской журналистики? Легко ли быть сегодня редактором и издателем? (Входите ли вы в какое-то профессиональное объединение, например, Гильдия издателей и т.п. отраслевое сообщество?) У российских научных журналов и иностранных есть схожие проблемы? Как видите будущее научных медиа в РФ?

– Уже говорил, что в состоянии современной российской журналистики меня волнует, что журналисты, в большинстве своем, журналистского образования не имеют. А редактором быть легко и приятно. Издателем тоже. Не такие уж большие затраты необходимо для создания журнала. Меня устраивает, как сегодня работает РИНЦ. И полагаю, если ВАК не вернет себе своих позиций,то научными публикациями пусть занимается научная электронная библиотека. Надеюсь, что ВУЗы России откажутся от издания «левых» и нигде не зарегистрированных журналов, проведут процедуру, установленную Роскомнадзором, и тогда будем обмениваться мнениями на страницах «своих» изданий. Привозя их на конференциях в подарок коллегам. Наука в России сильна, руководство – намного слабее.

Вопросы задавала Виктория Соцкова
Фото из архива Сергея Никонова
Российское информационное агентство «Национальный альянс»

НОВОЕ В ФОТОАРХИВЕ
Логин
Пароль
запомнить
Регистрация