- Михаил Николаевич, если повесть «Петя по дороге в Царствие Небесное» полностью основана на реальных событиях, то можно ли считать, что при написании вы выступали также в роли журналиста?

- Слыша такой вопрос в стенах Высшей школы журналистики, хочется ответить да. Но это не так. Я не нахожусь в роли журналиста, когда прорываюсь к факту и к тому, что называется словом «правда». Журналистской работой я тоже занимаюсь. Сегодня я отправил в одно из городских изданий свою статью, посвященную блокаде Ленинграда. Этот труд отличается от моей повести «Блок-ада» (через черточку, как «частичка ада»). Это история моей семьи. Так вот, повесть я пишу с абсолютным доверием к жизни. Я описываю то, что было, понимая, повесть сама всё скажет за себя. Моя задача – восстановить как можно больше подлинного. Статья же отражает мое видение того, как сегодня остра тема блокады. В ней я упоминаю и о недавнем скандальном опросе на канале «Дождь». Здесь уже события блокады являются доказательством моей личной позиции. Теперь я, наоборот, от факта иду к смыслу.

Михаил Николаевич был впечатлен отзывами студентов о своем творчестве. Поблагодарив своих юных слушателей, писатель особо отметил выступление Алины Лейтуш, подарив первокурснице свою книгу «Укрощение победителей».

Некоторые вопросы студентов были созвучны с тематикой этой недели. Встреча с Михаилом Кураевым проходила в рамках проекта «Дни русской словесности».

- Ваши книги переведены на двенадцать языков. Как вы считаете, средства другого языка способны выразить ваши мысли в полной мере?

- Наверное, для полноценной передачи моих идей мне нужно выучить все эти двенадцать языков. Я пытался читать свои тексты, переложенные на английский. И, надо признать, огорчился. Даже самые простые вещи летят мимо переводчика. Например, эпиграф к моему «Капитану Дикштейну» «Зато какая глушь и какой закоулок!», взятый из второго тома «Мертвых душ», на английском звучал «Какой прелестный уголок в лесу!» Но ведь нужные слова для точной передачи смысла найти можно всегда! Только это должно быть совместной работой автора и переводчика. Стремление буквально перевести наш пластичный язык – это дело труба.

- Однажды вы высказались по поводу косноязычия церковнослужителей. Скажите, что Вы можете сказать по поводу языка молодого поколения?

- Стою на остановке на Литейном проспекте около Белинского. Рядом со мной молодой человек, а с ним барышня, очень миловидная. Он рассказывает ей что-то, сдабривая свои реплики трактирным матом. Я не сдержался, сделал замечание. А он, образованный, отвечает: «Обсценная лексика составляет часть языка!» Я говорю: «Научили дурака. Ты тоже из каких-то частей состоишь, не всегда достойных. Что ж ты их не демонстрируешь?»

- Как же бороться с этим бескультурьем?

- Только не молчать и не терпеть. Иначе это необратимо станет стилем, модой, правом. Нам нужно вместе охранять свой язык и культуру!

Всего файлов 8
НОВОЕ В ФОТОАРХИВЕ
Логин
Пароль
запомнить
Регистрация