Театральный сезон студентов ВШЖиМК

Спектакли, которые мы посетили (осенний семестр 2014 года)

1. Коллективное посещение моноспектакля, посвященного творчеству М. Цветаевой, в Центре современной литературы.

2. «Графоман» А. Володина в театре им. Комиссаржевской (2 курс).

3. «Земляки» В.М. Шукшина в театре «Приют комедианта» (2 курс).

4. «Среди миров…» Ф.М. Достоевского в «Классическом» театр (1 курс).

5. «Смешной» Ф.М. Достоевского (1 курс).

6. «Пятница» Б. Васильева, «Записки врача» М. Булгакова в студенческом театре СПбГУ (2 курс).

7. «История Пугачевского бунта» А.С. Пушкина в Пушкинском театральном центре («Доме учащейся молодежи») (1 курс).

Наши впечатления

«Среди миров…» Ф.М. Достоевского в «Классическом» театре

        Среди миров, среди актеров

25 октября наш курс посмотрел спектакль «Классического театра» «Среди миров…», поставленный по произведениям Ф. М. Достоевского. Созданная Людмилой Мартыновой, театральным режиссером, педагогом и художественным руководителем «Классического театра» в 2000 году и приуроченный к 300-летию Петербурга, постановка до сих пор сохраняет актерский состав, внимание аудитории.

Широкая лестница. Народ столпился по углам, прижался к стенам, кто-то прогнулся через перила и смотрит вниз. Перед тем, как пригласить нас на «сцену» – лестницу, на которой будет разворачиваться действие, нам сказали: «Когда священник идет по храму, люди расступаются, так же и здесь». Действительно, при мысленном анализе пространства, на котором мы находимся, делаю вывод: буду стоять впритык к стене. Свет выключается. Тьма. Тишина, лишь шуршат пуховики, все еще холодно. Тут все резко метнулись к перилам: внизу свет. Направлен он на первого героя – Хромоножку (Мария Рубина), из романа «Бесы». Она молчит, лишь качается из стороны в сторону, смотрит вверх. Свет? В толпу затесались два осветителя с мощными фонарями в руках. Они, как тени, будут следовать за героями, освещая их лица. Откуда-то громко, отчетливо: «Что ж я без Бога-то была? Да ведь я … бесчестная, я великая, великая грешница!» Голос Сони Мармеладовой (заслуженная артистка России Ирина Балай), с нотками истерики, проникает в голову, внедряется в нее. Внезапно рядом с Хромоножкой появляется человек в длинном плаще. Не понимаю, что это за герой. Жду. Актер взбегает по лестнице до третьего этажа, стоит рядом со мной, кричит, мечется, нервничает, произнося свой монолог. Он – Аркадий Долгорукий (заслуженный артист России Евгений Баранов), роман «Подросток». «Моя идея – угол», – произносит с надрывом уже узнанный герой. «Я сделал себе угол и жил в углу!» – кричит Аркадий, расталкивая зрителей для того, чтобы встать в настоящий, физический угол, закрыв лицо руками. Его трясет, как и меня. Сочувствие, граничащее с непониманием идеи «уединенного могущества». Аркадий подходит ко мне так близко, что между нами едва есть полметра. Смотрит в глаза. Немой вызов. Понимаю, что возраст актера не соотносится с возрастом героя, но это и не важно. Через секунду он уже сидит на ступенях, сжимая руками рейки перил, что создает ощущение заключения персонажа в клетку...

Под впечатлением прохожу к гардеробной. Понимаю, что слишком велико впечатление, послевкусие, и я не могу уйти просто так, не сказав спасибо. В дверях квартиры номер два стоит и провожает зрителей сама Людмила Мартынова. Она благодарит каждого, ведь, по ее словам, мы все были участниками действия.

И я решилась задать ей несколько вопросов.

–    Как появилась эта идея объединения столь разных произведений Ф. М. Достоевского? Что вас связывает с Достоевским?

–    Это был некий спецзаказ комитета культуры Санкт-Петербурга для международного семинара «Музей + Театр» в 2000 году. К томе же, тогда Петербург праздновал 300-летие. Дальше, участие в международном фестивале камерных спектаклей по Ф.М. Достоевскому. Эта работа стала нашей визитной карточкой.

–    Сценарий был написан вами. Скажите, трудно ли далась работа над ним, сколько она длилась?

–    Сценарий писался в течение двух лет. Писать сценарий – само по себе трудное занятие. У нас была сверхзадача, сверхзадумка. Вы поняли идею спектакля?

–    Думаю да.

–    Это самое главное. Значит время, ушедшее на нашу работу потрачено не напрасно.

–    А лестница? Она всегда была в сценарии?

–    Конечно. Мы долго искали место, где можно было играть «Среди миров…» . Премьера состоялась на лестнице в доме-музее Достоевского. Очень рада, что подвернулось это замечательное пространство. Мы долго «кочевали» из одного здания в другое, пока нас не пригласили сюда. Идеальное место и по энергетике, и по планировке. Мы вообще стараемся соотносить литературный материал с литературным пространством. Яркий пример – «Смешной», по рассказу Ф.М. Достоевского «Сон смешного человека». Мы играем данный спектакль на чердаке, под самой крышей. Невероятная энергетика. Пользуясь случаем, приглашаю вас, студентов. Спектакль замечательный.

Качество того или иного произведения я оцениваю наличием мыслей в голове, спровоцированных увиденным. Мыслей было много. Я несказанно рада тому, что знакомство с петербургским театром у меня началось в невероятном доме графов Виельгорских, в непосредственном контакте с актерами. Постараюсь попасть на чердак «Смешного».

Контактные телефоны «Классического театра»: 230 – 0825, 8(921)-325-84-06

E-mail: lmt90@yandex.tu

Валерия Парфёнова, студентка 1 курса

Здесь бывал сам Пушкин. Посчастливилось оказаться тут и мне. На спектакле "Среди миров..." по мотивам произведений Федора Достоевского.

Витая лестница, ведущая от первого к третьему этажам. Это сцена. Зрители расходятся по всей протяженности лестницы и становятся у стен. Это и есть их места. Здесь понимаешь, что так все и должно быть. Настоящая, традиционная сцена, она лишь создает дистанцию. Мол, вот вы, зрители, и вы - это реальность. А вот - актеры, сцена. Уже не реальность. Здесь все иначе.Где ты сейчас? Неизвестно. Только темно. Тихо. Холодно. Кажется, что вот-вот из двери второго этажа выскочит Раскольников. Споткнется о сумку зрительницы, которую она поставила на пол. Уронит свою шляпу. Резко поднимет. Начнет дико озираться по сторонам. Убежит. Но нет. Раскольников не выходит. Слышу мольбы. Это плачет бедная Сонечка Мармеладова. Страстный лепет. Вот он, первый герой, первый, но далеко не последний и не единственный, "маленький человек"...

Загорается свет. Спектакль окончен. Час магии завершился. Актеры совершают круг почета, друг за другом поднимаясь с первого этажа на третий под неистовые аплодисменты зрителей. Вот они: Ирина Балай, Евгений Баранов, Юрий Лазарев, Инесса Перелыгина-Владимирова... Кланяются, принимают букеты цветов. Аплодисменты не смолкают. Я стою у стены, смотрю вверх, на актеров, и не могу пошевелиться.

Злата Шамшура, студентка 1 курса

25 октября в 19.00 в Доме гр. Виельгорских состоялся премьерный показ спектакля «Среди миров…» по романам Ф. М. Достоевского. Санкт- Петербургская Автономная некоммерческая организация «Классический театр» под руководством Людмилы Мартыновой (постановщика и сценографиста) создали оригинальный синтез сразу произведений Ф. М. Достоевского: «Подросток», «Преступление и наказание», «Бесы», «Идиот» и «Братья Карамазовы».

Находясь под огромным впечатлением от увиденного, решила поинтересоваться у одногруппников факультета «Высшей школы журналистики и массовых коммуникации» , какое у них сложилось мнение о премьерном спектакле «Среди миров…».

Антон Кудинов:

-- На такие постановки ходить необходимо, хотя бы для того, чтобы испытать прямую связь с происходящим. То неповторимое ощущение сопереживания, которое в полной мере передается благодаря минимальному расстоянию между тобой и актерами, дорогого стоит. Казалось, что ты стал невольным свидетелем реально происходящей драмы, выйдя из собственной квартиры на лестничную клетку. Самым сложным в восприятии спектакля было выдержать ту психологическую нагрузку, которая с каждым новым персонажем наваливалась все сильнее. Кроме того, очень сильно ощущалось не очень глубокое знание некоторых произведений. С романом "Подросток", например, я не был знаком вообще. Если вспомнить о том, что в течение часа пришлось стоять на лестнице, то это ни капли не мешало, скорее наоборот, помогало воспринимать происходящее еще более реалистично. А других факторов, которые хоть как-то могли бы смутить или помешать не было в принципе.

Александра Неякишева:

-- На мой взгляд, такие постановки заслуживают внимания публики, это что-то новое и необычное, ты ощущаешь себя как будто поглощенным действием. Для общего развития и новых эмоций - это самое оно. С начала было сложно привыкнуть к так называемой "сцене". Непривычно и ново, но проникнуться атмосферой происходящего удалось достаточно быстро, поэтому все сложности закончились в первые минуты просмотра. Я не чувствовала каких-либо неудобств, разве что ноги немного устали, но, однозначно, спектакль стоил того.

Анастасия Крысина:

-- Думаю, что подобные «внеформатные» постановки посещать не только очень важно, но и интересно. Это, во-первых, эстетическое удовольствие. Во-вторых, саморазвитие. В-третьих, после окончания спектакля остается очень сильный эффект, потому что пищи для размышлений предостаточно. Безумно поразили взгляды актеров. Настолько пронизывающие и чувственные, что иногда становилось страшно. Но в то же время, эти самые взгляды выражали всю глубину переживаний и эмоций актеров. Нет, дискомфорта я не чувствовала. Наоборот, было приятно ощущать себя частью такой уникальной и невероятной постановки.

Ярославна Коурова, студентка 1 курса

«Земляки» В.М.Шукшина в театре «Приют комедианта»

В четверг я впервые увидела эту постановку: камерный театр "Комедианты", Василий Шукшин, "Земляки". Гаснет свет, на сцену выходит конферансье... и вот весь зал – зрители на смотре районной самодеятельности в сельском клубе. В Советском Союзе. Это так странно, и прекрасно, и удивительно! Сначала ты смотришь на героя и истории его не трогают тебя. Поселковые водители, дефицитные шубы, старые лозунги. Но вдруг понимаешь, что уже чувствовал, переживал однажды те же самые ситуации. А если нет – то вот он, твой друг. Такой удивительно близкий и родной рассказывает тебе свою историю. И не можешь не сочувствовать, потому что он свой.

Разворачивается действие – и смешно, и грустно. Хочется плясать вместе с актерами. И одновременно – плакать. Сколько лет прошло, а лица все те же: разочарованные мужья, наивные братья и сестры, хранящие всю жизнь искреннее, нежное чувство супруги...

Уже антракт. Но как же, как же! Ведь только начали?

Актеров не хочется отпускать. Наоборот, хочется к ним, туда. К настоящим шукшинским "чудикам": добрым и удивительно трогательным. Но времена изменились, прошедшего не вернуть. Только сохранить бы то чувство душевной легкости и подъема. Вдохновляться, вдохновлять, становиться добрее и мудрее.

Это просто – невероятный спектакль!

Марина Андреева, студентка 2 курса

«Смешной» Ф.М. Достоевского

Сон смешного человека

Вот уже на протяжении восемнадцати лет на мансарде, во дворе-колодце старого Петербурга проходит уникальный спектакль-квартирник по рассказу Ф.М.Достоевского "Сон смешного человека". Произведение великого русского писателя было поставлено на многих театральных сценах; это и Национальный академический драматический театр им. Ивана Франко, и Московский ТЮЗ, и Александринский театр, и многие другие. Но постановка Людмилы Мартыновой на сцене «Классического театра» заслуживает особого внимания.

«Классический театр» не просто представляет зрителю интерпретацию литературного произведения, но и погружает гостей в специфическую атмосферу.

Моноспектакль протекает в небольшой комнате, вмещающей 20 посадочных мест, и прихожей. Актёра можно увидеть на расстоянии вытянутой руки. За счёт камерности театрального пространства возникает ощущение причастности к происходящему. Квартира 19 века, мебель, костюмы и реквизит - подлинные. Поскольку рассказ фантастический, то и вся обстановка таинственно-мистическая: свечи, зеркало. Хочется отметить, что как только зритель переступает порог, он как будто оказывается «в гостях у смешного человека».

Леонид Мозговой, блестяще сыгравший главную роль, точно воспроизводит текст великого Достоевского. Его персонаж разговаривает со зрителями, рассказывает как на духу о своей судьбе с самого детства, о том, как хотел покончить с собой. Но главное в рассказе не это! Главное – это то, что всю его жизнь меняет сон, в котором он умирает и неизвестное создание проносит его на вторую Землю, где люди любят друг друга и этим счастливы. Там к герою открывается формула счастья: «люби других, как себя».

Спектакль этот стоило смотреть ради того, чтобы принять участие в открытии этой формулы.

Елизавета Лучкина, студентка 1 курса

«Пятница» Б. Васильева, «Записки врача» М. Булгакова в студенческом театре СПбГУ

Представляя театр, воображаешь огромный зал, людей, держащих себя подчёркнуто солидно, и серьёзных актёров, порой сухо и безукоризненно отчеканивающих свою роль. Но моё внутреннее восприятие перевернулось с ног на голову после похода в театр-студию: это что-то современное, это что-то совсем родное. Две постановки, совмещённые в один спектакль, заставили меня не заметить время, будто два часа пролетели за две минуты. А причиной этому стала и гениальная игра молодых актёров, пропускающих каждое слово, которое они произносят со сцены, через себя, и волшебная камерная атмосфера, где, кажется, ты можешь дотронуться до актёра рукой, где ты становишься непосредственный участником действия, переживаешь вместе с героем, становишься им. И хочется слушать, слушать бесконечно, хочется смотреть не переставая.

Ксения Пудовкина, студентка 2 курса

Как сказал Константин Сергеевич Станиславский, знаменитый русский театральный режиссёр и реформатор театра: «Если бы смысл театра был только в развлекательном зрелище, быть может, и не стоило бы класть в него столько труда. Но театр есть искусство отражать жизнь». Чисто, лаконично, вдохновенно и чувственно были сыграны оба спектакля. И именно отражая жизнь, без каких-либо преувеличений или тайн, без скучной наигранности, они прошли на одном дыхании.

Время пролетело моментально, было чувство «вознесенности», куда-то высоко-высоко, всему виной участники постановок, которые буквально дышали каждым произносимым словом, проносили их через себя.

Бывает так, что за «крикливыми» декорациями скрывается невысокий уровень постановки. Или же, декорации просто помогают создать атмосферу происходящего. В данном случае я вынесла для себя одну мысль: отсутствие декораций – вовсе не помеха для того, чтобы спектакль прошел удачно, выразительно и ярко. Актеры заполняли собой все пространство и душу каждого присутствующего в зале. Ромен Роллан как-то верно заметил, что театр должен просвещать ум. Он должен наполнять светом наш мозг. Эти слова непременно относится к прошедшему вечеру и с ними нельзя не согласиться.

Как нельзя описать в двух словах это ощущение истинного счастья после спектаклей, так нельзя и сказать, чем именно они понравились. Ответ прост - всем. И одно я могу сказать точно, что если постановка смогла что-то перевернуть в душе человека, задеть за живое, заставить сердце биться чаще или о чем-то задуматься, то в этом и заключается успех спектакля. Это награда для зрителя, а для актера – громкие и продолжительные аплодисменты, которые прозвучали в темном и камерном зале театра-студии.

Наталья Солдаткина, студентка 2 курса

«История Пугачевского бунта» А.С. Пушкина в Пушкинском театральном центре (Дом учащейся молодежи»)

История Пугачевского бунта

16 декабря на сцене «Дворца учащейся молодежи» прошло представление в двух действиях «История Пугачевского восстания». В его основе - две повести А. С. Пушкина: недооцененная современниками поэта «История Пугачева» и широко известная «Капитанская дочка». Представление являет собой трагическую хронику восстания под предводительством самозванца, потому много внимания уделяется передаче именно подробностей расправ, терзаний, насилия. И мне было странно видеть в зале детей 12-13 лет.

В целом после просмотра представления в твоей жизни ничего не меняется, ты не задумываешься о чем-то новом, не делаешь для себя никаких выводов, «было и было». О потраченных двух часах жизни жалеешь, но не слишком, так как, во-первых, это не такой огромный период времени, а, во-вторых, интересные моменты тоже были. А именно: актер, исполняющий роль Пугачева, умело раскрывал разные грани своего персонажа от закостенелого пьяницы до идейного человека. Старинные казачьи песни, с чудесным, чистейшим звучанием, стали прекрасным дополнением к истории восстания, а незамысловатые, лаконичные декорации не отвлекали внимание от основного действия.

Анна Иванова, студентка 1 курса

Отличительная черта молодежных театров сегодня – игнорирование гармоничных диалогов. Спокойные диалоги или монологи съедаются, ибо несут общий, никому не нужный смысл. Зритель видится актерам дурачком, внимание которого можно привлечь только криком, истерикой.

Пьеса, которую мне посчастливилось посмотреть, основана на всем известных произведениях Пушкина, на его собственных исследованиях событий, связанных с именем Пугачева. И поэтому первое недоумение: почему нельзя дать одноименное название спектаклю ("Капитанская дочка")? Зачем вводить зрителя в сумерки ошибочных представлений о постановке? Зачем навязывать ему ненужную линию любви, когда зритель хотел узнать о великой трагедии, которая сотрясла всю Россию? Складывается ощущение, что режиссер не думал ни о Пугачеве, ни о Пушкине, не думал о зрителях…

Что же касается актерской игры. Стоит сказать огромное спасибо режиссеру, что дал надежду каждому человеку, сидящему в зале, на то, что у него тоже есть шанс попасть на сцену…

Из приятных впечатлений: исполнение народных песен и плачей. То, что помогало и лечило, было человеку и молитвой, и хлебом во все трудные времена. И тщательно проработанный финал, от которого на секунду повеяло русской театральной школой, правда, до последних рядов этот легкий ветерок так и не долетел.

Анастасия Бондина, студентка 1 курса

Я не совсем уверена в том, что происходящее на сцене было понятно детям 13-14 лет, которые составили абсолютное большинство зрителей. Мне показалось, что многое было слишком гипертрофировано, и иногда не хватало простого спокойствия, осознания того, что крик и сильное эмоциональное воздействие на зрителя не тождественны. Среди всех персонажей хочется выделить только Пугачева, т.к. Маша была совсем безликой, а Гринев чересчур пафосным. Харизматичный самозванец кажется настоящим... Почему-то именно за ним хочется следить весь спектакль… Но в общем вряд ли вы выйдите из театра под глубоким впечатлением!

Варвара Вишневская, студентка 1 курса

По моему мнению, соединение в спектакле эпизодов «Капитанской дочки» и «Истории Пугачева» вместе с народными казачьими песнями создавали атмосферу и задавали настроение, что помогало е погрузиться в сюжет, понять намерения создателей спектакля. Правда, смущали неожиданные переходы от истории бунта к истории Гринева, судьбе Маши Мироновой и их отношениям. А что касается игры актеров, то лично мне очень понравилось, что часть из них превращалась в зрителей, что создавало особое ощущение причастности к происходящему на сцене. Мне показались интересными и декорации.

Кристина Волкова, студентка 1 курса

Режиссер Иван Стравинский попытался соединить два пушкинских произведения в одном спектакле. К сожалению, на мой взгляд, это задача не была решена достойно. История «беспощадного и бессмысленного бунта» была представлена довольно поверхностно, и именно разыграна, а не прожита актерами на сцене. Полностью улетучился драматизм произведений А.С. Пушкина, который попытались заместить переизбыточными игровыми приемами.

Для меня Пушкин - чуткий историк, художник, чувствующий душу русского народа, документализм и художественный вымысел органично переплетаются в произведениях. История человека на фоне исторической драмы, где есть место всему: любви и предательству, ненависти и состраданию, преданности и подвигу, бушующей жизни и бушующей смерти – это и есть Пушкин. Но буйство чувств осталось за занавесом, его не случилось на сцене, серьезные произведения будто потеряли бездну смысла, превратились в фарс. Я считаю такое прочтение неуместным.

София Емельянова, студентка 1 курса

Попав в зал, сначала радуешься созданному театральным художником пространству: всё действие происходит в замкнутом мире, использованы минимальные декорации, которые оказываются весьма функциональными. Три сколоченных балки выполняют одновременно функцию и повозки, и обеденного стола, и виселицы.

Казачьи песни замечательно влияют на атмосферу в зале, правда, почему-то актеры продолжают говорить одновременно, когда песни замолкают, не позволяя зрителю разобрать произносимые ими слова. В результате в какой-то момент возникает ощущение бредовости происходящего, перед зрителем встает выбор: уйти сейчас, дождаться антракта и уйти, либо проявить мужество и решительность, чтобы досмотреть. Я выбрал последнее.

Максим Копытин, студент 1 курса

Петербургский режиссер Иван Стависский продемонстрировал свое видение истории Пугачевского бунта. Чтобы помочь зрителю понять внутренние побуждения Емельяна Пугачева и его сподвижников, он вплетает в ход постановки казачьи песни.

Этот спектакль дает пищу для размышлений. Исторические факты поражают воображение. Наблюдая за игрой актеров, действительно чувствуешь себя частью происходящего на сцене.

Павел Аленкин, студент 1 курса

24 декабря 2014
НОВОЕ В ФОТОАРХИВЕ
Логин
Пароль
запомнить
Регистрация