Литературный октябрь

В октябре для студентов ВШЖиМК преподавателем кафедры речевой коммуникации проф. Н.С. Цветовой было организовано сразу несколько мероприятий: экскурсия в Институте русской литературы (Пушкинском Доме), посещение спектакля "Прошлым летом в Чулимске", а также экскурсия в музей М. Зощенко. Ниже мы размещаем отзывы наших студентов об этих событиях.

Посещение Пушкинского Дома

Анастасия Кузнецова

Осенний день 12 октября порадовал не только хорошей погодой, но и знаменательным событием в Пушкинском доме. Там состоялась презентация двух новых книг, посвященных Великой Отечественной войне. Самым главным участником праздника стала блокадница Евгения Николаевна Рыбина, в девять лет написавшая дневник, опубликованный в Ежегоднике Рукописного отдела Пушкинского Дома за 2014 год.

Музей этого события ждал давно. В небольшом конференц-зале стояло несколько рядов роскошных стульев. Журналисты у стола для ведущих рассматривают толстую книгу в красной обложке. Это и есть новое издание «Верили в Победу свято» - уникальное собрание материалов о Великой Отечественной войне. Работа огромная, массив материалов значительный: дневники, записные книжки военных лет, фотографии и иллюстрации, листовки, воспоминания. Руководитель проекта Т. М. Вахитова, представляя результаты труда большого коллектива, сказала: «Для нас не имело значения, кто являлся автором: художник ли, писатель или обычный слесарь. Ведь у каждого была своя блокадная история. Поэтому получился своеобразный коллективный роман о человеке во время войны».

В конце презентации студентов ожидала "экспресс-экскурсия" по литературному музею, а издателей - праздничный стол и возможность поделиться впечатлениями об увиденном.

Светлана Грушецкая

Дневники блокадного Ленинграда

Я сидела в роскошном актовом зале Пушкинского Дома и думала о том, что душа, сгоревшая от страданий, была одна на всех. Самое сильное впечатление на меня произвело выступление Евгении Николаевны Рыбиной – создательницы незабываемого блокадного дневника. В 1941 году ей исполнилось 10 лет. Обо всём, что творилось вокруг, она записывала в тетрадке, которую дал ей папа. Таких тетрадей было три, до наших дней сохранились только две последние, а в них уже «не осталось чувств и эмоций», как сказала Евгения Рыбина. Первый дневник был самым живым, там, вспоминает Евгения Николаевна, она описывала, как вместе с другими детьми помогала животным в зоопарке, носила для них воду. Вторая и третья тетрадь напоминает скорее «диссертацию об анатомии голодного человека, чем записи ребёнка». Лишь описание того, что ели, что пили. Однажды, во двор больницы, где работала мама Жени Рыбиной, упала бомба. Упала, да не взорвалась. Несколько дней и ночей прошли в страхе, сначала вокруг дежурили охранники, когда приехали военные оказалось, что бомба ушла глубже в почву, её пришлось выкапывать. Только на третий день всё кончилось.

В конце презентации прозвучала военная проза Виктора Конецкого, который в годы блокады был подростком. А после мы отправились на выставку, посвящённую литературе военного времени.

Когда видишь и слышишь то, что мы увидели и услышали в Пушкинском Доме, понимаешь, как важно не быть равнодушным к истории. Будущее в наших руках, но каким же оно будет, если прошлое забудется? С гордостью могу сказать, что не видела ни одного равнодушного лица в тот день в Пушкинском Доме!

Ярославна Коурова

Авторский коллектив Пушкинского Дома, работавший над двумя выпущенными книгами, в короткий срок создал уникальное по своей природе произведение: ни один из представленных в книге материалов еще не был опубликован ранее. Об этих документальных материалах не знает никто, кроме работников Пушкинского Дома, собравших их по крупицам и бережно сохраняющих в архивах до сих пор.

В каждом подлинном документе между строк слышна боль и видна пролитая кровь ленинградцев. Такое надо читать, чувствовать кожей страдания тех, кто прошел через войну, стараясь оставаться человеком. И, быть может, что-то в душе перевернется после прочтения, заставит смотреть в будущее уже совершенно другими глазами, не забывающими о прошлом.

Среди тех, кто оставил потомкам воспоминания, даже коротенькие отрывки фактов, запечатленных в письмах, дневниках, записках родным были люди разных социальных классов, профессий и возраста. Война, закинув за спину косу, не спросила их имени, когда пришла. Тот мир, который отражен в книге «Верили в Победу свято», - мир литературный, пусть и описанный неизвестным простым слесарем, безграмотным ребенком или пожилым работником завода. О многих текстах говорить несколько десятков лет раньше было абсолютно невозможно в виду цензурного запрета.

Блокадные дневники – это особые ленинградские тексты (с особой мотивацией, адресованностью), которые погружают нас в иной мир, кардинально отличающейся от привычного нам, с совершенно другими заботами, шкалой ценностей. Блокадной шкалой. И в этих текстах о блокадном бытие человек обнажается, становится видным сразу и насквозь, будто в саду Эдема. Он наг перед страхом смерти и желанием жить, так отчаянно проснувшимся. И чтение таких текстов – задача нелегкая, потому что оно не оставляет даже малейшей возможности на равнодушие к человеческой участи и вселенского масштаба горю. Это просто невозможно.

Спектакль "Прошлым летом в Чулимске"

Арина Щербова

Палисадник постоянно ломают и чинят, люди безуспешно пытаются наладить личную жизнь… Это спектакль по драме Александра Вампилова «Прошлым летом в Чулимске» в театре им. В.Ф. Комиссаржевской. Просмотр этого спектакля навел меня на две литературные ассоциации.

Шаманов в исполнении Александра Кудренко показался мне похожим на Печорина из «Героя нашего времени» М. Ю. Лермонтова. Герой с обостренным чувством справедливости, выброшенный на периферию жизни. Разочарованность, внутренняя опустошенность делают из еще довольно молодого следователя настоящего старика. Как Печорин, Шаманов играется окружающими людьми, чтобы разбавить собственную скуку. Судьбоносный диалог с Валентиной следователь также начинает ради любопытства выманивает у девушки самое сокровенное. Однако во втором акте зритель наблюдает прозрение слепого: искренняя, чистая любовь Валентины возвращает Шаманова к жизни.

Но судьба самой девушки напомнила мне о «Бесприданнице» А.Н.Островского. Все пытаются решить за счет Валентины личные проблемы: утолить страсть, найти хорошую жену, заново обрести себя. Но никто не задумывается о ее чувствах. Даже родной отец не понимает. Как Ларису Огудалову, Валентину загубили. Хотя Елизавета Нилина в этой роли показалась мне недостаточно эмоциональной. А вот актерская игра Елены Смирновой доставила мне удовольствие. Ее Анна Хороших заставляет и смеяться, и плакать. Я искренне сопереживала этой женщине.

На мой взгляд, «Прошлым летом в Чулимске» в постановке Афанасьева в театре им. В.Ф. Комиссаржевской – отличный спектакль. Режиссеру удалось почувствовать Вампилова, и рассказать историю, которой веришь.

Виктория Бутакова

Александр Валентинович Вампилов – мой земляк. Будучи уроженкой Иркутской области, я чувствую неподдельную гордость, когда слышу слова восхищения в адрес Александра Вампилова, Валентина Распутина, Леонида Гайдая ... Гордость за свою родину, подарившую миру великого драматурга, я чувствовала во время финальных аплодисментов после спектакля режиссера Сергея Афанасьева, поставившего «Прошлым летом в Чулимске» в театре В.Ф. Комиссаржевской. Такие спектакли запоминаются.

Этот спектакль о любви, глупой и злой, болезненной и огромной, как у Валентины: не только к Шаманову, но ко всему миру… Это спектакль о судьбе, жестокой и несправедливой. По поводутакой судьбы выскажется другой вампиловский персонаж – Бусыгин из «Старшего сына»: «Тонкая душевная организация всегда выходит боком».

Прозвучавший в финале спектакля выстрел из отцовского ружья – сродни ницшеанскому «Бог умер». Валентина, это воплощение надежды, с ее добродетелью, с ее любовью, светлой, но проходящей через страдания, она оставляет нас без этой самой надежды. И пусть ее смерть действует отрезвляюще, пусть чинить палисадник взялись люди, прежде его не замечающие, пусть так – теперь поздно. Цена любви, цена судьбы, цена переосмысления слишком высока, разве должен человек платить своей жизнью?

Ярославна Коурова

При пассивном (будто нормальном) «использовании» в плане физического труда «праведника», все еще как-то держится на плаву. Именно за счет этого праведника. Но когда и он теряет веру и отчаивается – мир обречен на разрушение. За Валентину, как за спасательный круг, хватаются крысы тонущего корабля, которые и сбежать-то не в силах.

Жестокость и эгоизм победили. Но на то пьеса и не сказка, где Иван-дурачок убивает змея и спасает прекрасную царевну-заложницу. Праведник сам оставил этот мир. Он понял, что его труд – сизифов. Здесь что-то от «Грозы» А. Н. Островского. Но это не жажда покаяния, как у Катерины, хотя Валентина своего рода так же была «лучом света в темном царстве». Скорее, это можно прочитать как невозможность существовать в этом мире бесчеловечности, где люди не находят защиты и понимания, как таежный житель Илья, не имеющий документов, а, значит, будто бы и не существующий вовсе, ничего не значащий для системы.

Ксения Топорова

Это не просто спектакль, это – жизнь. Жизнь со всеми её тяжкими проявлениями, со всем злом, которым пропитан наш мир. Но есть и то, что наполняет жизнь нежностью, добром и светом. Стоит только поправить калитку палисадника… Меня поразили чуткость, тепло и многогранность человеческой души одной хрупкой девушке. И поразила жестокость самой жизни по отношению к Валентине.

Я почувствовала несправедливость к главной героине. И несправедливость не только со стороны её окружения, но и со стороны постановщиков пьесы. Я не смогла понять, почему они решили оставить трагический конец с глухим и очень страшным выстрелом. Ведь таким образом постановщики указали на слабость Валентины. Хотя она совсем не слабая. А по натуре – борец.

Несмотря на несвойственные вампиловским героям эмоциональность и крики, спектакль произвёл на меня большое впечатление, заставил грустить и размышлять о самом главном – о жизни.

Мария Орехова

Печально-трогательная и волнующая история из жизни простых людей не оставит равнодушными даже самых скептически настроенных зрителей. События, происходящие с героями, узнаваемы, близки всем, но мастерство писателя заставляет подняться до философских рассуждений. Режиссерские «находки» постановщика Сергея Афанасьева – мизансцены, диалоги, декорации – создают неповторимую атмосферу спектакля и «рождают» те эмоции, благодаря которым выходишь из зала потрясенный, со слезами на глазах. Хотя это не только заслуга режиссера. В спектакле занято много известных артистов. Потрясающая актерская работа у Александра Кудренко, приглашенного артиста АБДТ им. Г.А.Товстоногова, сыгравшего следователя Шаманова, одного из ключевых персонажей пьесы. Апатичный следователь в его исполнении поражает своими оценками окружающей действительности, удивляет душевным преображением. Впечатляет пластичность актера, его способность интонационно передать всю гамму переживаний и чувств героя. Эта игра надолго остаётся в памяти.

Дарья Шкирдова

Зоркое сердце

Чулимск населен «слепыми». Даже следователь Шаманов, сбежавший из города в эту глубинку от самого себя, «слепнет», а ведь еще вчера он пытался защищать правду в суде.

Но есть в этом маленьком сибирском городке вчерашняя школьница Валентина, девочка с горячим и «зорким» сердце. Каждый раз, восстанавливая палисадник, совершая это бесполезное действие как символический ритуал, она борется со слепотой, царящей вокруг. Пашка пытается ее сломать, но вампиловское

«Прошлым летом в Чулимске» – светлый спектакль, несмотря на страшный финал: прозвучавший выстрел – все-таки победа сильного человека.

Посещения музея М. Зощенко

Елизавета Акимова

Что удивило в первую очередь – теснота. Две малюсенькие комнатки почти без мебели.

Было любопытно очутиться в той самой атмосфере, в которой творил писатель. Нас клятвенно заверили, что всё, что мы видели в комнатке, за редкими исключениями, было во владении Зощенко. Под конец экскурсии, когда все уже устали и слегка проголодались, было приятным сюрпризом получить конфетки с цитатами из произведений классика. Мне досталось: «Ну на что мне моя «слава». Только мешает! Звонят по телефону, пишут письма! К чему? На письма надо отвечать, а это такая тоска!». Надеюсь, со временем я смогу сопоставить эту фразу с событиями из своей жизни и сказать: «Да, Зощенко всё предвидел!».

Ну а пока могу с уверенностью заявить, что я не пожалела, что в тот погожий денек выбралась на улицу и посетила тот чудесный музей-квартиру известного советского писателя.

Автор фотографий – Айна Хисматуллина

Екатерина Александровна Щеглова | 2 ноября 2015
НОВОЕ В ФОТОАРХИВЕ
Логин
Пароль
запомнить
Регистрация