Посещение студентами ВШЖиМК спектакля "Варшавская мелодия"

21 сентября студенты ВШЖиМК посетили спектакль "Варшавская мелодия", созданный коллективом театра "Приют комедиантов". Спектакль проходил в помещении "Театра музыкальной комедии".

Впечатления наших студентов

Анастасия Хромышева

На мой взгляд, пьеса необычайно современна, даже несмотря на ее уже "предпенсионный возраст". Вместо запрета интернациональных браков, разлучившего пару, можно подставить какое-либо другое обстоятельство из современных, и конфликт повторится. Театральная сцена почти без декораций, а все потому, что здесь важна история двух людей, для которых весь мир заполнен из любовью. Здесь все построено на игре чувств: любви, страха, непонимания, предательства, и именно этим спектакль завлекает зрителя. История Гелены и Виктора закончилась грустным многоточием, здесь нет счастливого финала, но и с этим сложно поспорить, ведь разве в настоящей жизни, за пределами театральных залов, мы часто встречаем "хэппи-энд"?.. Возвращаясь к вопросу о современности постановки, мне кажется, что трагические истории любви не имеют срока давности.

Валерия Парфёнова

Как отмечали критики, первый постановщик пьесы Рубен Симонов осознавал «моральную деградацию общества» наиболее остро именно в этой работе. Неприятное послевкусие остается после «Варшавской мелодии», хоть и осознаешь, что все было предельно просто, понятно и эстетично. Противостоять СССР обычному человеку было не под силу – это факт. Но почему же так остро ощущается предательство? Дионисиец по профессии оказывается совершенно противоположен по духу своему делу. Подумать только, какие метаморфозы проделывает человек в течение своей жизни!

Санкт-Петербургский государственный драматический театр «Приют комедианта» заставил не раз утереть слезу и меня, и моих коллег. Это, по моему мнению, самый точный показатель качества работы и актеров, и режиссеров, и постановщиков – всех создателей этого спектакля. И, конечно же, немаловажную роль сыграл, именно сыграл, Фредерик Шопен, композитор и пианист-виртуоз из-под Варшавы. Благодаря его сочинениям трагикомическая история главных героев западает в душу и не отпускает на протяжении нескольких часов после закрытия занавеса.

Ярославна Коурова

Но ведь мне хорошо, и я не никому не делаю зла;

значит, в моих галлюцинациях нет ничего дурного

А. П. Чехов. «Черный монах»

Этот театр еще помнит первую «Холопку» советского композитора Н. Стрельникова в 1929 году. Но он не устал. Почти век прошел, а на Итальянскую стекается народ.

Две колонны аккуратного малого зала Театра Музыкальной комедии чинно осматриваются. Почти полон зал, лишь кое-где виднеются свободные места. Театральный режиссер В. Любский рассказывает обычную историю обычных людей героев лирической драмы Леонида Зорина «Варшавская мелодия». И колонны знают это. Они смотрят постановку не в первый раз, но все же волнуются.

Актеров только чеверо: Екатерина Зорина (в роли Гелены Мадлевска), Павел Гончаров (Виктор), а также Антон Харунжий и Анастасия Шалыгина. Постановщие спектакля В. Любский неумолимо погружает зрителя в сценическое действие (несмотря на то, что пространство абсолютно формальное).

Такая история могла произойти с любым, потому что любовь приходит и не спрашивает паспорта, гражданства, национальности, возраста и других бессмысленных для нее рамок.

Анна Мнацаканьян

Никогда прежде не бывала на спектакле, где участвует только два актера. Считала, что воплотить образы главных героев без того антуража, который создают герои второстепенные, невозможно. Оказалось, ошиблась.

    Это был не спектакль, а подслушанная, подсмотренная неслучайными прохожими, жизнь двух людей на фоне самых разных событий.

История Гели и Виктора не имеет, на мой взгляд, никакой политической подоплеки. Все это здесь фон, антураж. Преградой, искусителем, разрушителем здесь выступает Время, а Время еще никому не удалось одолеть, и им тоже.

Полина Яук

"Варшавская мелодия"- спектакль, изменивший мое представление о театре. Первый спектакль, где не было напыщенных криков со сцены и театрально заломленных рук. Первый спектакль, заставивший меня плакать.

Сидя в зале и наблюдая за тем, как неожиданное знакомство героев перерастает в трогательную, полную гармонии и нежности любовь, перестаешь понимать, что происходящее на сцене лишь хорошо отрепетированный спектакль. Каждому слову, каждому жесту и каждому поцелую хочется верить. Более того, в происходящее на сцене не поверить просто невозможно. Герои «Варшавской мелодии» живые и искренние. Они кажутся странно знакомыми, словно живут на соседней улице. Может, именно поэтому, когда Виктор обещал плачущей Гелене, что война больше не повторится, я тоже не смогла сдержать слез. Спектакль полон бытовых, но, безусловно, трогательных деталей. Мне особенно запомнился момент, когда юноша засыпает на скамейке под бой курантов, едва успев вручить своей избраннице нарядные туфли. Собиравшаяся на праздник Геля лишь молча садится рядом, понимая, что Новогодний подарок достался Вите совсем не просто.

Валерия Ипатьева

«Варшавская мелодия», на мой взгляд, является именно той постановкой, которая не может оставить равнодушным даже самого черствого зрителя. Это трогательная история о любви, но не о той беззаботной и счастливой, а об обреченной и «приговоренной».

Хочется отметить, что эта пьеса вызвала у меня множество эмоций. Наверно самое сильное чувство – это чувство несправедливости. Сначала это губительный закон о браках, а, затем, осознание истинной сущности Виктора. Несправедливо Геля мучила себя чувствами к нему лучшие годы своей жизни. Несправедливо, что она так поздно осознала, что он совсем не ее человек.

Анастасия Кузнецова

Минимум декораций, минимум предметов интерьера, минимум костюмов. Только белая ширма, которая отделяет мир теней от мира советского и служит неким окном, в котором меняются пейзажи и мысли героев. Драматург Леонид Зорин в своей пьесе не уделял внимание деталям. Его ремарки скупы: «Свет гаснет. Снова свет. Пустой зал. Переговорный пункт. Доносится голос, усиленный микрофоном».

Виталий Любский, подчиняясь драматургии, сделал сценическое пространство условным. В первые минуты действия Гелена и Виктор сидят лицом к зрительному залу. Создается ощущение, будто музыку Шопена исполняют зрители, а герои за этим наблюдают.

«Варшавская мелодия» В. Любского заслуживает внимания просто потому, что ощущения от мелодии этого спектакля, как послевкусие от хорошей шоколадной конфеты: надкусив, обязательно съешь до последней крошки начинки. Но во рту остается долгое сладостное жжение.

Даниил Дашевский

Космолюбовь

Тень. Теперь их две. А сейчас они взялись за руки. Разошлись. Два героя, две судьбы, пересечение которых породило любовь.

Протодекорации – полотняная ширма с силуэтом лица, помост, да стулья иногда. Но режиссёрское решение при помощи нескольких прожекторов превратило молочное полотно в портал в мир теней, в мир потаённый. Жизнь актёров проходит в двух мирах: один перед зрителем, другой за ширмой, где лишь силуэты очерчивают реальность. Так всё и начинается. С теней. Её силуэт и парня в гимнастёрке. Он взял её за руку, но вдруг руки расцепляются, и они выходят наружу. Сюжет хватает за сердце, потому что именно так и бывает в жизни. Таких историй было, полагаю, предостаточно. Все знали, видели, опасались. А Зорин написал.

Мне очень уж захотелось спросить у актёров про их видение любви.

Совершенно простые ребята оказались.

- Скажите, а возможна ли такая мощная любовь сейчас или все еще значимы экстремальные обстоятельства запрета?

Отвечает Екатерина Зорина, победительница в номинации «Лучшая молодая актриса белорусского театрального форума «М.@rt контакт» 2013 г. за роль Гели:

- Тут есть всего одно условие, которое может устранить все препятствия. Это условие вне времени и положения в стране, это условие - Господь. Только он может дать нам такое несметное счастье или страдание, какое было у моей героини.

- А вас Бог одарил этим сокровищем?

- Я живу им. Я люблю. Я благодарна. Моя героиня говорит: "Только надежда не имеет границ". Я думаю, что тоже самое можно сказать о любви.

Мы прощаемся. У меня вырывается: «Я пережил катарсис». Они улыбаются. И только после того, как я вышел из театра, понял, что не соврал.

Фото - Анна Мнацаканьян.

Екатерина Александровна Щеглова | 8 октября 2015
НОВОЕ В ФОТОАРХИВЕ
Логин
Пароль
запомнить
Регистрация