Санкт-Петербургские ведомости: Сергей Ильченко о фильме Дмитрия Давыдова «Пугало»

Там, где всегда мороз. На экраны вышел фильм Дмитрия Давыдова «Пугало»

Источник

Дата: 18 февраля 2021 года

На экранах кинотеатров – картина якутского режиссера Дмитрия Давыдова «Пугало» (на снимке кадр из фильма). Лента, снятая на якутском языке, получила главный приз фестиваля «Кинотавр», актриса Валентина Романова-Чыскыырай признана лучшей в номинации за женскую роль, картину отметила и Гильдия киноведов и кинокритиков. Были получены также награды на фестивалях во Владивостоке и Тромсе (Норвегия).

Репутация режиссера имеет уже международный статус. «Пугало» вполне подпадает под понятие «авторское кино», так как Дмитрий Давыдов сам написал сценарий и сам продюсировал проект. Ему не привыкать снимать кино про своих земляков из самого холодного обитаемого места земной суши.

В пересказе история не то знахарки, не то колдуньи, не то шаманки выглядит привычно и банально, порождая поначалу привычный круг ассоциаций вплоть до купринской «Олеси» (только без любовной линии). Героиню в фильме даже не называют по имени, звучит только ее прозвище – Пугало. Односельчане женщину презирают, унижают, всячески третируют, иногда поколачивают. Но, когда случается беда у кого-то со здоровьем, все мчатся в ее дом, чтобы умолять о помощи. Вот и весь сюжет. Маргинальная некрасивость внешнего облика героини, ее неуклюжая походка, как кажется, довершают снижение образа – перед нами бомжеватая одинокая женщина. Однако она – целительница. Но врачует только тело, ибо на спасение душ сил у нее просто не остается.

И здесь стоит сказать самые благодарные слова в адрес якутской актрисы Валентины Романовой-Чыскыырай, самоотверженно преобразившейся в Пугало. Весь фильм держится на ней. Актриса и режиссер не щадят ни главную героиню, не зрителей, показывая неприглядную изнанку тех исцелений, которые совершает в картине Пугало. Первый раз такое спасение воспринимается как чудо, но с каждым разом мы видим, какой ценой героиня возвращает к жизни, и весьма активной, своих односельчан. Ее силы не беспредельны, а потому в качестве спасения – алкоголь, низводящий Пугало до положения риз. И с каждым разом ты все больше и больше осознаешь: ее дар – это проклятие. Героиня после каждого исцеления будто выплескивает из себя принятую внутрь гадость и черноту других. Эта дорога спасения не бесконечна. Финал может случиться после любого акта борьбы с темными силами человеческого тела.

Она хотела бы отказать каждой новой просьбе, но человеческое, слишком человеческое, берет в ее душе верх. И Пугало вновь становится спасительницей и врачевателем. И этот момент выбора каждый раз делается кульминационным поворотом, когда мы видим лицо героини, отражающее молчаливую борьбу сомнения с долгом. Такое невозможно сыграть, можно только пережить глубоко внутри. И порою закрадывалась мысль: а не было ли у актрисы в роду подобных целительниц или шаманов? Потому что от экрана исходит невероятное ощущение достоверности. Камера подрагивает, а доминирующая черно-белая фактура рождает впечатление документальности. Вдруг, как удар, в кадр попадают детали неустроенного быта в доме Пугала – сдохшая от холода мышь или горка грязной посуды на фоне пустых консервных банок... Детали невыдуманной жизни: там, где зимою морозы за сорок – привычное дело, а летом земля не оттаивает. И невозможно противиться этому «непричесанному» и якобы невыстроенному экранному зрелищу, потому что в нем есть главное – нерв судьбы героини, прекрасно понимающей, что, спасая других, она губит себя.

На самом деле перед зрителем встает во весь свой мощный этнографический рост самобытность культуры народа, живущего на огромной территории в невероятных климатических и географических условиях, но вовсе не лишенного привычных и понятных нам представлений о том, как устроена жизнь и какой она должна быть. Быть может, именно поэтому фильмы из Якутии, принявшей на себя гордое имя «Республика Саха», все чаще и чаще становятся гостями российских столичных экранов и кинофорумов.

Дмитрий Давыдов – один из тех, кто возвращает в кинематографический обиход простые сюжеты и людей, живущих на земле и озабоченных вполне конкретными ситуациями и проблемами. Он снимает кино ясное и убедительное, не тратя времени и сил на создание метафор и визуальную многозначительность, не говоря уже о глубокомысленных монологах и диалогах. У него все строго последовательно и логично. И в этой намеренной простоте и краткости изложения событий и заключена его сила.

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 29 (6867) от 18.02.2021 под заголовком «Там, где всегда мороз».

НОВОЕ В ФОТОАРХИВЕ
Логин
Пароль
запомнить
Регистрация