Телеканал ОТР: Сергей Ильченко о пионерском движении

Дата: 19 мая 2020 года

Источник

Гость студии: Сергей Ильченко, профессор СПбГУ, доктор филологических наук

Анастасия Сорокина: Возвращаемся в прямой эфир, по-прежнему с вами программа «ОТРажение», в студии Александр Денисов и Анастасия Сорокина.

Александр Денисов: Да. Через полчаса у нас большая тема, называется она у нас очень интересно... Настя, а как она у нас называется? «Эпоха рыночного социализма», да, вот мы такой термин придумали. Правительство Москвы купило крупнейшее в стране предприятие по производству масок, мы решили подумать, какой следующий шаг в этом направлении: государственные магазины, может быть? Мы не шутим, например, в Туркмении такие есть. В общем...

Анастасия Сорокина: Но об этом мы поговорим в 9 часов...

Александр Денисов: Да, все не будем рассказывать.

Анастасия Сорокина: ...а сейчас рубрика «Личное мнение». Девятнадцатое мая 1922 года, в этот день было принято решение о создании пионерских отрядов. Для всех советских школьников День пионерии был главным праздником, но и после роспуска организации ее традиции продолжают жить. О том, кто сегодня всем детям пример, как вы сейчас видите на плакатах, поговорим в ближайшие полчаса. С нами на связи профессор Санкт-Петербургского университета, доктор филологических наук Сергей Ильченко.

Александр Денисов: Да.

Анастасия Сорокина: Сергей Николаевич, добрый вечер.

Александр Денисов: Здравствуйте, Сергей Николаевич.

Сергей Ильченко: Добрый вечер.

Я очень рад, что в знаменательный для Общественного телевидения России день мы встречаемся, и, в общем, наверное, это символично, что день рождения пионерской организации приходится на 19 мая – дата, которая для людей, скажем так, категории 40+ является весьма значимой. И сегодня с утра в своей почте я обнаружил очень много плакатов, посвященных этому дню, дню рождения Всесоюзной пионерской организации имени Владимира Ильича Ленина.

Надо сказать, что в отличие от комсомола, который был создан сразу, и съезд был собран, и Ленин выступил с речью о задачах Союза молодежи, с пионерами все было очень и очень непросто. И вообще, если говорить серьезно, то официальное название Всесоюзная пионерская организация имени Ленина получила только в 1957 году, поэтому она прошла достаточно непростой путь в своем становлении. И если комсомольцы начинались с нуля, то пионерам было, на кого опереться в своем личном опыте.

Более того, некоторые лидеры скаутского движения, которое было очень популярно в России еще до Первой мировой войны, эти идеи решали воплощать с помощью коммунистической идеологии, и, в общем, им это удалось. Комсомольцы это заметили, Крупская и Луначарский это поддержали, и в результате на второй конференции Российского коммунистического Союза молодежи, которая как раз проходила в мае 1922 года, было постановление о детском движении, в котором рекомендовалось создавать вот эти детские и юношеские, можно отчасти сказать, отряды, приняв за основу модель тех самых скаутов, которые были популярны уже тогда во всем мире.

Анастасия Сорокина: Сергей Николаевич, вот это движение носило ведь какой-то действительно, вот эти плакаты, «всем детям пример», это было какое-то очень важное звание. Просто совсем недавно перечитывала с детьми «Тимур и его команда», действительно какие-то такие идеалы, какое-то такое... Вот в этом был глубокий смысл.

Сергей Ильченко: Да.

Анастасия Сорокина: Сейчас не кажется ли вам, что, скажем так, несмотря на то, что нет уже этих пионеров, все равно они как-то продолжают жить вместе с нами?

Сергей Ильченко: Ну, во-первых, начнем еще с одного очень важного момента, потому что как корабль назовешь, так он и поплывет. Скауты до сих пор существуют, но они не имеют в нашей стране той популярности, которую имеет слово «пионер». Пионер значит «первый», и если говорить серьезно, с точки зрения филологии, то почему это слово так прижилось, почему так оно у нас в сознании сидит? Потому что его история насчитывает более 200 лет, и если вы читали «Тимур и его команда», то почитайте, дайте вашему ребенку прочесть роман Фенимора Купера «Пионеры», который рассказывает, конечно, не о советских пионерах, а о тех пионерах, которые осваивали Дикий Запад. И когда, кстати, в 1922 году на той конференции ВЛКСМ, когда искали название, то, собственно, и обратили свой взор в сторону как раз этих традиций.

И, собственно, пионер действительно некий образ, некий символ человека, преданного своим убеждениям, человека, который верен своему слову, юного человека, человека, который помогает людям, причем помогает бескорыстно абсолютно. И поэтому, когда вы меня спрашиваете о том, кто продолжает традиции, ну вот волонтерское движение в нашей стране – это, очевидно, взрослая реинкарнация пионерских движений, в частности, той же самой тимуровской линии, которая была всегда при советской власти и которую, на мой взгляд, весьма зря игнорируют сейчас. Другое дело, что в «Тимуре», конечно, все базировалось на коммунистической идеологии, так сказать, преданности делу партии, хотя, если вы читали опять же «Тимур и его команда», там ни одного слова ни про комсомольцев, ни про коммунистов нет...

Анастасия Сорокина: Нет, нет.

Сергей Ильченко: Там есть просто группа ребят, которая хочет делать добрые дела. И вот именно на этом, мне кажется, и выросла популярность пионерии в нашей стране. Почему? Потому что скауты была все-таки более такая военизированная организация, связанная с некими таинственными делами, с поисками каких-то сокровищ, путей, так сказать, борьбой, сражениями с мыслимыми и немыслимыми, воображаемыми врагами, то есть такая немножко подготовка к армейской службе. Поэтому, кстати, скауты были сначала только мальчики, девочек в скаутов не принимали, только перед самой, уже во время Первой мировой войны девочки смогли стать скаутами.

Так вот пионерия – это мирная история, пионерия – это история добрых дел, и неслучайно, наверное, даже, кстати, и в западной литературе слово «пионер» всегда вызывает уважение. Я ни разу не встречал негативной коннотации, то есть негативного отношения к этому слову. И в нашей стране очень много топонимов, названий, именно связанных со словом «пионер», и это тоже очень важно.

Александр Денисов: Сергей Николаевич, но тем не менее была игра в «Зарницу», помните? Это же все-таки...

Сергей Ильченко: Да, я в нее играл, и что? Какие мальчики не играют в войну, понимаете? Кто не хочет... Да, другое дело, что не все хотели быть немцами, ну воображаемыми, или белыми, все хотели быть либо красными, либо советскими.

Александр Денисов: Но кому-то немцами приходилось все-таки быть. Вам приходилось?

Сергей Ильченко: Ну кому-то да, кому-то было, да, немцами надо было быть. Но, кстати, между прочим, я помню, когда мы играли в «Зарницу» на... высотах в школе, там были просто не немцы, а были, условно говоря, красные и синие, вот, не было воспитывания ненависти, когда сейчас говорят: «Ну вот, сейчас воскресим «Зарницу», и будет снова эта ненависть к воображаемым, так сказать, иноземным захватчикам», – ни боже мой, нет, мы просто играли как две воюющие, соперничающие стороны.

И кстати, между прочим, если говорить о делах пионерских, то это не только сбор металлолома и сбор макулатуры, тут был чисто спортивный интерес. Я помню, когда в школе наш класс победил, вернее наш пионерский отряд, так правильнее говорить, победил в сборе макулатуры в школьном, вы что, это было такое уважение, что мы всех сделали, извините, говоря сегодняшним языком. Металлолом мы не собирали...

Александр Денисов: Сергей Николаевич...

Сергей Ильченко: ...но на эту тему есть очень много замечательных всяких разных фильмов, сюжетов.

И повторяю, что, мне кажется, почему все-таки пионеры так прижились? Именно потому, что у них за спиной была традиция, а с другой стороны, точно найденная система отношений младшие, старшие и еще более старшие товарищи, она устраивала ребенка, школьника в возрасте 8–10 лет, когда он формируется как личность, ну чуть постарше, 11–12 еще, в пионеры принимали обычно в 3-м классе, то есть ребенку было где-то в районе 9–10 лет. И соответственно, человек попадал в определенные социальные рамки, которые ему позволяли адаптироваться к обществу и к жизни в обществе.

И это было очень здорово, потому что сегодня у нас есть школа, сегодня у нас есть движение школьников, всероссийское движение, которое учреждено в соответствии с указом президента 2015 года, это движение курирует Росмолодежь, но принцип строения этого движения точно такой же, как и в пионерской организации был. Ведь это было очень мудро, что пионерия создавалась не во дворах, то есть не по принципу места жительства, а по принципу места учебы.

Александр Денисов: Сергей Николаевич, вот как строилась пионерия, очень интересный момент, согласитесь со мной или нет, поспорите, тоже интересно. Вот у меня ощущение, что пионерия была целая вселенная, внятная и понятная, со своими героями, герои были, со своей прессой. Вот я сейчас открыл на мониторе, был такой журнал «Пионер», я его обожал, каждый месяц приходил новый выпуск, я его читал от корки до корки, да, вот журнал «Пионер». «Пионерская правда» была, передачи были, «Пионерская зорька» по утрам...

Сергей Ильченко: Я под «Пионерскую зорьку» в школу собирался, ел манную кашу в 07:40.

Александр Денисов: Да. И что вы делали, когда собирались? Гладили галстук, намочили его под водой...

Сергей Ильченко: Да.

Александр Денисов: ...потом утюгом этот атласный галстук разглаживали – это были свои ритуалы.

Сергей Ильченко: Совершенно верно.

Александр Денисов: Это была целая вселенная.

Сергей Ильченко: Я даже спорить с вами не буду по поводу того, что это целая вселенная.

Александр Денисов: Да.

Сергей Ильченко: Да, вот это очень хорошо. Ведь пустота заполняется другой идеологией. Вот почему мы так все схватились за Гарри Поттера, поколение? Именно потому, что Гарри Поттер – это такая реинкарнация пионеров: дети объединяются под присмотром взрослых, соответственно, есть плохие и есть хорошие. Но самоорганизация по месту учебы – это как раз то, что, собственно, и давало возможность и в школе, и за пределами школы сохранять вот это, так сказать, то, что называется «мы люди одного карраса»: мы понимаем друг друга, мы говорим об одних вещах, мы вещи понимаем в принципе одинаково за исключением того, что мальчики и девочки, старшие и помладше. И пионерская организация, вы абсолютно правы, давала систему ценностей, она давала понимание того, куда человек может вырасти, зачем ему, так сказать, эта жизнь и что он в этой жизни может совершить.

Александр Денисов: И главное, она не отпускала ни на одном этапе, и дома присутствовала...

Сергей Ильченко: Да, совершенно верно.

Александр Денисов: ...в виде радиопередач, и в школе, летом ехали в пионерские лагеря, то есть она всюду была.

Сергей Ильченко: Да-да-да. Причем сейчас-то лагеря существуют, но они называются детские лагеря отдыха. Но на самом деле структура вся та, которая сегодня сохраняется, она идет оттуда, из пионерских лагерей. И еще один очень важный момент в связи с пионерией как некой вселенной: да, там были свои герои, да, была определенная мифология. Более того, как оказалось, дети, воспитанные в системе вот этой страны пионерии, есть такая даже книжка, передача была, цикл передач, она, эта система, воспитала патриотов, люди, которые сражались не за страх, а за совесть.

И неслучайно выразителем вот этой вот идеологии, вот этих, так сказать, отношений был Аркадий Петрович Гайдар, который создал литературную энциклопедию пионерского движения по сути дела. И многие герои детских книг советского периода, советской литературы тоже были пионерами, и самым страшным наказанием для молодого человека, школьника было исключение из пионеров.

Есть такой фильм замечательный Алексея Салтыкова «Друг мой, Колька!», где мальчишка трудного характера, и он попадает в плохую компанию, что называется, его подставляют, и, так сказать, бюрократ-пионервожатая подводит его под исключение из пионеров. Это человеческая драма, я советую всем посмотреть этот замечательный фильм, потому что он очень многое объясняет в том, зачем мальчики и девочки в 10 лет, в 3-м классе повязывали, вернее им повязывали пионерский галстук, они давали клятву юного пионера и эту клятву держали. А тот, кто не держал, тот мог не стать пионером, хотя в пионеры принимали почти всех, даже самых отпетых, так сказать, двоечников и злостных хулиганов.

Александр Денисов: Для того и принимали, чтобы перековать.

Сергей Ильченко: Да, совершенно верно. И, кстати, такие случаи были абсолютно очевидные, и тот же самый Мишка Квакин, который в «Тимур и его команда» боролся, так сказать, с Тимуром, он тоже же ведь стал в конце концов нормальным парнем, как я понимаю: когда грянул 1941 год, он так же, как и Тимур, пошел защищать свою страну.

Поэтому мне кажется, что неслучайно в нашей культуре, в нашей цивилизации пионерская организация играла такую, я бы сказал, фундаментальную роль, потому что ты не смог в школе быть комсомольцем, если ты не был пионером, и ты не мог быть членом Коммунистической партии, если ты был комсомольского возраста, до 28 лет, с 14 до 28, если ты не был в комсомоле. То есть человек вставал в определенные идеологические рамки и с этими идеологическими рамками шествовал по жизни.

Я уже не говорю о том, какую роль играла пионерия в организации, скажем, добровольных инициатив школьного возраста. Ведь не только макулатура, не только металлолом, не только помощь ветеранам, как «Тимур и его команда», там были просто экологические акции, чисто экологические акции вплоть до того, что была акция «Муравей», например, где юннаты, юные натуралисты...

Александр Денисов: Точно, было такое слово, юннаты, да, я забыл про него.

Сергей Ильченко: Юннаты, значит, брали шефство над муравейниками. Если муравейник был в плохом состоянии, они его, так сказать, организовывали. Я уже не говорю про «Подснежник», «Родничок», «Зернышко» – это все названия тех самых акций, которые пионеры осуществляли. Ну а что касается прессы, я думаю вас обрадовать, что в Петербурге, Ленинграде сохранился тот самый журнал для школьников «Костер», который до сих пор выходит раз в месяц...

Александр Денисов: Был такой, да-да-да.

Сергей Ильченко: Это красочное издание, и оно, конечно, держится с трудом в наших трудных экономических условиях рыночного того самого социализма, который вдруг настал, но оно тем не менее устанавливает контакты с детьми, оно осуществляет экологические те же самые акции, продолжает пионерские традиции.

А что касается газеты, да, была в Ленинграде газета «Ленинские искры», я-то любил «Ленинские искры», потому что это была ленинградская газета, с удовольствием на нее подписывался. И я помню, когда в школе пришел корреспондент «Ленинских искр» к нам в школу, а у нас школа №525, пионерская дружина была имени Дмитрия Карбышева, Героя Советского Союза, и у нас музей был Дмитрия Карбышева, к нам приезжала...

Александр Денисов: Генерала, генерала Карбышева.

Сергей Ильченко: Что? Да, генерала Карбышева, того самого, который погиб в феврале 1945 года в Маутхаузене.

Александр Денисов: Да-да-да.

Сергей Ильченко: Русского генерала, который перешел на сторону советской власти и сделал все, чтобы укреплять оборону нашей страны. И когда, это вот в 1972 году было, пришла корреспондент «Ленинских искр» и брала интервью у наших двух замечательных одноклассников моих, тоже пионеров, естественно, как и я, Андрея Абрамова и Леши Васильева, и потом эти же двое... Почему она у них брала? Потому что они шли в 1972 году, 19 мая по Дворцовой площади на пионерском параде в честь 50-летия Пионерской организации имени Ленина.

То есть это действительно было какое-то воодушевляющее такое движение, и это очень ценилось, потому что наша вся литература, мы с детства росли на этих книжках, на этих фильмах. И замечательный фильм про то, как пионеры сражались в тылу врага, книга Осеевой «Васек Трубачев и его товарищи», целых три тома этой книги, за нее Осеева получила Сталинскую премию. И естественно, «Приключения Петрова и Васечкина», естественно, «Республика ШКИД». Кстати, в «Республика ШКИД», если вы помните эту книжку замечательную...

Александр Денисов: Пантелеева, да-да-да.

Сергей Ильченко: Да, там есть замечательная фраза «пионеры наших бьют», помните? Мы очень смеялись тогда над этой фразой, потому что ШКИД же тоже хотела создать свою организацию, помните, как они подпольно становятся пионерами, а поскольку галстуков нет, атласа нет, они обрезают скатерти и с этими, так сказать, висячими элементами скатерти друг у друга, значит, воображают, что они юные пионеры. То есть притягательность юного возраста с точки зрения показа этого и объединения ребят – это, конечно, было очень здорово. Другое дело, что...

Александр Денисов: Сергей Николаевич...

Анастасия Сорокина: Так много говорили о Петербурге, у нас как раз на связи зритель есть из Петербурга, давайте дадим ему слово. Александр до нас дозвонился. Здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Я хочу поздравить всех пионеров, бывших и сегодняшних, с Днем пионерской организации. Я счастливый человек, мне повезло, я, так сказать, был в этой организации очень активен, потому что эта организация организовывала, она несла ответственность, она объединяла. Вы не забывайте, что призваны были в 1941 году первые пионеры, родившиеся в 1910–1912-х гг., когда в 1922 году образовалась пионерская организация, им было уже по 19 лет.

Мне пионерская организация дала очень многое. Я после окончания института попал на «Байконур» и был избран потом уже за работу нормальную на производстве первым секретарем горкома комсомола, вошел в историю комсомола «Байконура», вы понимаете?

Вот нам сегодня нужно, так сказать, не говорить о какой-то идеологизации этих организаций, никакой идеологии там не было, мы воспитывались в коллективах, это, так сказать, и спорт, это трудовое воспитание, это, так сказать, эстетическое воспитание. Вот дай бог, чтобы сегодня так это было. У меня такое впечатление, что сейчас наша сегодняшняя молодежь и дети сидят в какой-то клетке и мечтают, когда их выпустят. Вы посмотрите, какая строка у вас идет, как люди восхищаются этой организацией, как восхищаются этим временем, понимаете?

Поэтому я еще раз благодарен этой организации, именно этому времени, и мы поэтому и защитили страну, ее развили и подняли в космос, все это пионеры. И сегодняшние, кстати, руководители, которые хают и говорят об идеологизации этой организации, они вчерашние пионеры, большинство из них делающие карьеру в комсомоле и в пионерии. Стыдно некоторым товарищам, не буду называть имена и фамилии, они в первой тройке.

Сергей Ильченко: Имена бывших пионеров, да.

Александр Денисов: Да, спасибо, Александр, вас тоже с праздником.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Александр.

Краснодарский край еще.

Александр Денисов: Еще Игорь у нас из Краснодарского края.

Зритель: Алло, здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Игорь, здравствуйте.

Александр Денисов: Игорь, здравствуйте.

Зритель: Алло?

Анастасия Сорокина: Да, Игорь, мы вас слушаем.

Александр Денисов: Да-да-да.

Зритель: Добрый вечер. Ну, хочу вас еще раз поздравить с днем рождения, вас, Саша, ваш канал и День пионерии.

Александр Денисов: Спасибо.

Зритель: Респект вам и уважение, всех благ.

Но я хочу насчет пионерской организации сказать. Я вот вашему оператору уже чуть-чуть рассказал как бы. Я сам родился, как вы понимаете, в Советском Союзе, 1964 года рождения я, в Донецкой области, сейчас ДНР, они под нами. Так вот почетных пионеров даже возили в Краснодон, это километров 60, наверное, от моего города, где я был, там принимали в пионеры, кто-то на Саур-Могилу, там бои были и как во время Великой Отечественной войны, так и во время гражданской войны.

Александр Денисов: Это в Крыму.

Зритель: И каждый пионер... Там дерево стояло сухое такое, прострелянное пулями во время войны, вешали свои галстуки, и издалека оно такое красное-красное было, очень торжественно было, очень как бы хорошо было. Были дворцы пионеров, были кружки, все это было бесплатно, то есть мы без присмотра не оставались.

Ну понятно, были там косяки, были и драки, все это было, но тем не менее, входя в трамвай, в автобус, ты как бы уже уступал более пожилым людям, как-то уже это на подсознательном уровне было, воспитывали нас так. За малышами как-то тоже так присматривали.

И даже был такой как бы, чтобы не спросили на уроке, завязывали на конце галстука узелок такой, чтобы... уроков, был такой обычай. И когда провожали десятиклассников уже по окончании, восьмиклассников, мы стояли в ряд и им махали красными галстуками, то есть отправляли их... Ну это было... Классно было, в общем.

Александр Денисов: Да. На этих галстуках, конечно, много что было завязано. В пионерлагерях все расписывались друг у друга на прощание, тоже такой, помните, был обычай?

Зритель: Да-да-да, была форма даже, был ремень с такой бляхою, был косячок на плече, такая звездочка с огнем. Ну как бы все это нужное было. Ну а когда это все ушло, эту идеологию заменили другими идеологиями.

Александр Денисов: Игорь, спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо вам за воспоминания.

Александр Денисов: Вместе с вами пустились в воспоминания.

Анастасия Сорокина: У нас есть еще опрос.

Александр Денисов: Сейчас послушаем, Настя, к Сергею Николаевичу вернемся. Вот один момент мы упустили из вселенной пионерии, Сергей Николаевич, дворцы пионеров – это же сколько музыкальных групп до сих пор существующих, да любую возьмем...

Сергей Ильченко: Не только музыкальных, не только музыкальных.

Александр Денисов: ...вышло из этих дворцов пионеров.

Сергей Ильченко: Театральные коллективы, клубы интернациональной дружбы, когда я во Дворце пионеров встречал Анджелу Дэвис, в ленинградском Дворце пионеров. Конкурсы на знание города и многое-многое другое, я уж не говорю о спортивных структурах, «Кожаный мяч» и «Золотая шайба», организовывались движения дворовых, футбольных и хоккейных команд. То есть, вы понимаете, ребенку в хорошем смысле деваться было некуда, если он был пионером, он был, так сказать, причастен ко многим делам. И голова у него была правильная, и никаких мальчиков из Уренгоя не возникало бы в пионерской организации, даже мысли на этот счет не было, почему и был культ пионеров-героев, он до сих пор остался. Вы представьте себе, мальчишки в 15 лет, как Вале Котику, присвоили звание Героя Советского Союза, и Леня Голиков, и Марат Казей, Зина Портнова и много-много других, Володя Дубинин...

Александр Денисов: Да, это пионеры, герои Великой Отечественной войны, Сергей Николаевич.

Сергей Ильченко: Боевые медали... давали.

Александр Денисов: Герои Великой Отечественной войны, пионеры, вот которых вы упоминаете сейчас.

Сергей Ильченко: Они были реальными, это были не легенды, это были не выдумки, это были реальные дела. То есть представьте себе, в 14 лет у вас в руках тяжеленный автомат, вы бегаете по лесам, убиваете фашистов, как Леня Голиков, значит, взрываете машину с немецким офицером, который везет секретные документы, вытаскиваете эту машину и несете ее партизанам, за что он был представлен к званию Героя Советского Союза еще при жизни, но не успел получить эту золотую звезду и погиб. Или Володя Дубинин, который погиб при разминировании керченских каменоломен, помогал партизанам во время оккупации Керчи, и так далее, и тому подобное. То есть эти ребята, что называется, действительно сражались за родину, они действительно достойны тех наград и той памяти. И фраза «пионеры – герои» действительно укоренилась в массовом сознании, она действительно говорит о том, что вот эта идеологема о том, что весь народ от мала до велика поднялся на защиту страны, она действительно была правдой.

Вот недавно по каналу (не буду говорить, какому) показали замечательный сериал «Алеша» о том, как мальчишка в белорусской деревне берет в руки оружие и идет в партизаны. И на эту тему есть много замечательных произведений и в литературе, и в кинематографе о том, как воевали, так сказать, юные действительно герои, не щадя себя, били врага везде, где только можно. И что интересно тоже, большинство из пионеров-героев – это те, кто остался на оккупированной территории. В основном те имена, которые я называл, это были пионеры, связанные... Вернее, так скажем, мальчики и девочки пионерского возраста, связанные с партизанским движением.

Хотя есть и обратные истории, вспомните историю «Сын полка», Ваня Солнцев, да, это тоже, так сказать, движение понятное, тогда все мальчишки рвались на войну, преувеличивая свой возраст. Это же воспитание было какое, люди не мыслили себя в том, чтобы остаться в тылу, бежали на фронт, это тоже, так сказать, следствие патриотического воспитания, когда все понимали, что враг должен быть разбит.

И кстати, в одной из самых любимых мною книг у Аркадия Петровича Гайдара, имеется в виду его рассказ «Военная тайна», там есть вставная новелла «Сказка о Мальчише-Кибальчише», – так вот я бы порекомендовал нынешним, значит, воспитателям, которые хотят воспитывать на патриотизме, во-первых, дать прочитать эти книжки Гайдара Аркадия Петровича, а во-вторых, посмотреть два фильма на основании этих произведений, «Военная тайна» и «Сказка о Мальчише-Кибальчише». У нас в нашем пионерском возрасте это была одна из самых любимых картин, которую мы смотрели взахлеб.

Александр Денисов: Сергей Николаевич, у нас еще есть материал, сняли наши корреспонденты, спросили жителей городов российских, были ли они пионерами, что им запомнилось, нужно ли возрождать пионерскую организацию. Посмотрим.

ОПРОС

Александр Денисов: Да.

Сергей Николаевич, вот в этот день как раз и принимали в пионеры ребят.

Сергей Ильченко: Да, я уточню...

Александр Денисов: Как вас принимали?

Сергей Ильченко: В пионеры принимали накануне дня рождения Ленина, в апреле.

Александр Денисов: А, в другой день.

Сергей Ильченко: Накануне, это первый прием был, первая волна. А вот те, кто были не совсем достойны, тех как раз 19 мая...

Александр Денисов: Вы знаете, меня как раз в мае принимали, я поэтому и решил, но я не знал, что я недостойный.

Сергей Ильченко: Нет-нет, все нормально, это, так сказать, не наказуемо.

Но вот, знаете, мне понравилось мнение молодых ребят из Калининграда, и оно подтолкнуло меня к еще одной мысли о том, почему все-таки пионеры так были востребованы и почему люди сегодня так об этом вспоминают: потому что это выражает дух нации, коллективный дух нации, когда все вместе, когда помогали друг другу, когда опирались на плечо друг друга. И это как раз, вот дух коллективизма... На октябрятском уровне еще, так сказать, этого не было, а вот когда человек формируется как член коллектива, ведь все вместе все это делали несмотря на то, что были разбиты на звенья, отряды и дружины, действительно помогали друг другу. И вот этот коллективизм очень важен.

И самое главное, что мы ведь... Девиз-то пионерской организации немножко забыли, хотя он от скаутов был, так сказать, принят, но мне кажется, что в наших условиях очень трудных вот этот дух коллективизма, это как раз из пионерии идет у многих людей нашей страны, даже те, которые живут на постсоветском пространстве. А самое главное, когда пионера спрашивали «будь готов», он как отвечал?

Александр Денисов: «Всегда готов».

Анастасия Сорокина: «Всегда готов».

Сергей Ильченко: «Всегда готов». Вот эта готовность добрых дел, готовность помощи, готовность встать на защиту того, во что ты веришь, мне кажется, как раз и есть квинтэссенция пионерского движения, пионерской философии, если хотите.

И слово «пионер» несмотря на то, что оно имеет четкую связь с определенной исторической эпохой, я на этом настаиваю, оно для меня сегодня очень позитивное слово, потому что, во-первых, это тот человек, который идет первым, даже американцы признали, что в их космической программе они одну систему космических кораблей так и называли «Pioneer», «Пионер». И у нас я тоже считаю, что тем, кому трудно, тем, кто идут вперед, они достойны того, чтобы называться пионерами. И даже в переносном смысле, вы знаете, в журналистике это слово принято. И, мне кажется, чем дальше мы будем исторически немножко отходить от советского периода, тем все больше мы будем ценить вот это пионерское чувство, вот эту пионерскую историю. Ведь людей никто не заставлял сегодня, 19 мая, вспоминать день рождения пионерской организации.

Мне иногда даже кажется, оглядываясь с высоты, так сказать, своей биографии, я был октябренком, пионером, комсомольцем и членом КПСС, что как раз пионерская пора самая лучшая в жизни любого человека, если он был пионером, потому что жизнь кажется хорошей, жизнь кажется устремленной в будущее, а рядом твои друзья, такие же пионеры, как и ты, на груди у тебя красный галстук. Тебя спрашивают, готов ли ты к подвигам, ты отвечаешь, что да, ты всегда готов и будешь держать свое честное пионерское слово. Неслучайно есть еще выражение «честное пионерское», понимаете, да?

Александр Денисов: Есть, да.

Сергей Ильченко: То есть это тоже человек отвечал за свои слова и отвечает. И у нас иногда в обиходе в шутку друг другу про что-то, что ты обещаешь или о чем-то рассказываешь: «Это правда?», ты говоришь: «Да, честное пионерское». Хотя немножко иронический оттенок, но по смыслу очень глубокий.

Александр Денисов: Но все друг друга понимают. Спасибо большое, Сергей Николаевич.

Анастасия Сорокина: Спасибо, спасибо вам большое.

Сергей Ильченко: Да, спасибо.

Александр Денисов: Было хорошо, честное пионерское, Сергей Николаевич.

Сергей Ильченко: Честное пионерское, да.

Анастасия Сорокина: Это был Сергей Ильченко, профессор Санкт-Петербургского университета, доктор филологических наук.

НОВОЕ В ФОТОАРХИВЕ
Логин
Пароль
запомнить
Регистрация