С. Н. Тачаев, редактор отдела спецпроектов газеты «Вечерний Петербург», выпускник факультета журналистики СПбГУ 1987 года

ЖУРНАЛИСТАМ ИНТЕРЕСНО ЖИТЬ

В 1977 году я приехал в Ленинград из Ростовской области. Первую попытку поступить на журфак провалил, не буду говорить, по каким причинам не поступил. А так как сразу же влюбился в этот город, единственным способом остаться и продолжить общение с ним было найти работу.

Устроился в «Метрострой». Там давали работу всем — и приезжим, и даже тем, кому еще не исполнилось 18 лет. К тому же обеспечивали жильем в общежитии на Благодатной улице, и еще приличный заработок — около 300–400 рублей в месяц. В восемнадцать хотел уйти в Советскую армию, но на предприятии не отпускали, говорили, что людей мало, и у них «пуск». Это сейчас все солдатские мамы оберегают своих сыновей от службы, а тогда я сам рвался. Только в 20 лет меня отпустили в армию, отслужил 2 года сержантом. Что делать дальше? Идти обратно в «Метрострой» — скучно, просто скучно.

Решил снова поступать на журфак, поступил, через рабфак, на дневное отделение. Когда я поступил на первый курс, мне было уже 23 года. Среди однокурсников у меня была фора в 6 лет со знаком минус. Понятно было: для того чтобы получить квалификацию и практические знания, нужно идти работать в газету. В 1983 году начал писать в «Вечерний Ленинград» и буквально после второго курса, в 1984 году, фактически уже работал внештатным корреспондентом. В этом же году женился, родился сын, поэтому приходилось не только журналистикой заниматься, но «дворничать» и в гардеробе подрабатывать. Сессии старался всегда сдавать вовремя, но стипендию не получал, лишь один раз это удалось.

Учиться было очень интересно. Любимые предметы — литература, история, английский язык. Особенно хорошо помню предмет «Античная литература» и преподавателя, ныне уже покойную, Шарову. Ее предмет — это всегда было шоу! Представьте себе пожилую женщину с беломориной, которая легко и свободно говорит о фаллосах, — это подкупало, конечно. Еще помню Игоря Ступникова, преподавателя английского языка. Великолепный, здоровенный, породистый барин — как провинциал, я это очень ценю. Всегда видно, когда в человеке есть «порода». Синхронист с английского, большой знаток театра — благодаря ему я полюбил английский язык.

Люди умные прекрасно понимали, что диплом журналиста — это еще не профессия. Журналист — это профессия практическая. Для того чтобы стать журналистом, нужно заниматься самообразованием — много читать и постоянно писать. Весь первый курс я не вылезал из библиотеки в здании Двенадцати коллегий. Мы были открыты к обучаемости и были любопытные. Я читал все, начиная с «Капитала» до Ницше и Фрейда, не зная, для чего я все это делаю. Видимо, в то время был недостаток информации. Табу провоцировало на то, чтобы его преодолеть. У нас были развиты каналы взаимообмена, занимались самиздатом, передавали из рук в руки перепечатанный на машинке текст романа «Мастер и Маргарита». Мы умели дружить, умели проводить свободное время. Факультет развивает коммуникабельность и интуицию, эрудицию и готовность к общению, а это очень важные составляющие профессии журналиста. Мой выпуск 1987 года, я имею в виду своих друзей, с кем общаюсь до сих пор, успешные люди. Хотя в профессии тех, кто работает на городском уровне, всего несколько человек. Кто-то служит пресс-секретарем на Водоканале, кто-то в правительстве, и, как ни странно, много преуспевающих бизнесменов. Факультет журналистики развивает интуицию. Хорошо могут писать и технари, а выпускники журфака оказываются талантливыми бизнесменами, вот в этом за-ключается феномен обучения на журфаке.

Мне, как человеку очень живому, всегда была интересна эта профессия. Не тусовкой, а именно коммуникацией и возможностью разнообразия. Потому остался в журналистике, в 1987 году я получил именной вызов из Лениздата. В то время это считалось большой честью, всего три человека получили именные приглашения. Поработал корреспондентом у Сергея Сергеевича Чаплина, в газете «Ленинградский рабочий», потом с 1991 по 1996 год обозревателем отдела экономики в газете «Невское время», с 1996 по 2000 год — заместителем главного редактора газеты «Мир денег». С 2001 года тружусь в «Вечернем Петербурге», сначала редактором отдела «Город», а с июля 2005 года — редактор отдела спецпроектов.

За 25 лет фактической работы выработались свои темы, например, нефть и городское хозяйство, экономика. Проблемы, о которых я пишу, связаны с «городской канализацией», с тем, что может ухудшить или улучшить нашу жизнь.

Нынешнее состояние городской журналистики удручающее. Нет стимулов для роста, потому что острое перо сейчас не нужно — все темы цензурируются. Я не знаю, какой журналистика будет завтра. Но сейчас ощущение тупика. В данный момент перспективы туманные, пессимистические. Своей свободой слова мы не смогли воспользоваться. Нас понесло… Неадекватное понимание превратило Свободу Слова в «конкретное мочилово» на заказ. У современной власти подход формальный. Сейчас проституция себя больше уважает, чем журналистика. Это минусы, но есть один большой плюс: жить журналистам интересно.

Записала Е. Кондратенко

НОВОЕ В ФОТОАРХИВЕ
Логин
Пароль
запомнить
Регистрация