Хрисантос Хрисанту, Кипр, выпускник факультета журналистики СПбГУ 1986 года

СПАСИБО ВСЕМ, КТО ОКРУЖАЛ МЕНЯ ТОГДА

Мы — это наше прошлое. Все, что я узнал и понял, обучаясь в университете в Санкт-Петербурге, определило, без сомнения, мою жизнь, карьеру, образ мышления.

Не могу сейчас сказать точно, откуда я услышал эту фразу во времена учебы, но она запечатлилась в моей памяти надолго: «Журналисты записывают историю одного дня человечества». Громко сказано? Возможно… Именно так мне казалось тогда. Но сегодня, в эпоху сенсаций, сплетен, «псевдособытий», как назвал наше время американский журналист Даниэль Бурстин, всего, что наплывом захватывает полосы газет, теле- и радиоэфир, эта фраза кажется мне очень актуальной.

С тех пор я стараюсь заниматься «серьезными» темами, а не скандальными событиями и сенсациями. Меня больше интересует, к примеру, не политика, а образование. В последние годы я увлекся во-просами истории — это то, чем я занимаюсь сейчас на страницах еженедельного журнала-приложения «История» к нашей газете «Филелефтерос». Так эта фраза стала для меня уроком на всю жизнь.

Другой урок из жизни в Санкт-Петербурге. Учеба подходила к концу. Пятый курс, апрель — время написания дипломной работы. Я еду в автобусе, возвращаясь рано утром из одного дальнего «спального» района. Вместе с нами едет подвыпивший пассажир и развлекается тем, что на свой лад комментирует названия остановок: «То остановка Ударников, Передовиков или Наставников. А это район Дураков, что ли?» На одной из остановок заходит мой приятель-однокурсник Толя Аграфенин. Почему-то здоровается почти шепотом. Я ничего не понимаю, спрашиваю у него: «Что случилось?» «Не слышал? Что-то произошло на Украине, в массовом порядке эвакуируют людей. Но никто не называет причину», — отвечает он. Все выяснилось лишь через несколько дней. Авария в Чернобыле. Пострадали, как теперь известно, простые граждане. Пострадали ни за что, просто потому, что жили и работали в том месте. И никто не смог их защитить, предупредить, обезвредить беду. Тогда мне вспомнились те самые названия остановок и ирония по этому поводу подвыпившего пассажира: громкие слова на поверку ничего не значат. Именно этот случай научил меня — будущего журналиста — быть ответственным за своевременность и точность информации. Мы, студенты, еще долго обсуждали эту ситуацию с преподавателями университета. Разве политический строй может быть долговечным, если утаивается такого рода информация!

Впрочем, хватит о грустном. Многие уроки, полученные в дни учебы, были, к счастью, получены благодаря курьезам или просто бесшабашному образу жизни. Хорошо помню свое первое «выступление» в качестве диктора новостей на студии 10-й линии. Какими мы казались друг другу смешными на экране!

А вечеринки, которые, кажется, никогда не прекращались в студенче-ском общежитии? Особенно мне, иностранцу, поначалу казалось странными обилие горячительных напитков, традиционная русская закуска, нескончаемый поток гостей. Впрочем, к хорошему быстро привыкаешь. А придуманные спонтанно в общении термины следующего экзамена: «Моя экзистенция желает еще пивка»!

А эти греческие вечера! Народ толпился у дверей, заслышав звуки сиртаки. Это веселились греки! И никто не кричал, как в известном фильме: «Ну дайте же, наконец, спать!» Все наслаждались и аплодировали танцам моих соотечественников. Хорошо помню успех Димитриса, Алексиса, Илиаса, Янниса, Фэдры, Христины, Христоса. Да и я иногда под настроение присоединялся к ним.

Так и развлекались допоздна. Несмотря на то, что завтра идти на лекции по философии, политэкономии, литературе или практике средств массовой информации и пропаганды. Последнее название предмета меня забавляло больше всего. Так вот и собирались рано утром после шумного вечера у здания факультета. Одной из первых, кого мы встречали у входа, была обычно наша красавица и отличница Света Агапитова, которую все мы любили. Наши греческие ребята не раз, здороваясь со Светой, добавляли ласковое «агапи-му» («любовь моя»). А затем все вместе бежали проверить расписание на предстоящий день. Были лекции интересные и скучные, веселые и нудные. Для меня, как и для других моих соотечественников, самым любимым уроком была, конечно, древнегреческая литература. Наша пожилая, вежливая профессор — знаток древнегреческого языка шутила с нами тогда: «Не могу задавать вопросы потомкам Аристотеля об их литературе и культуре! Давайте зачетки!» Она, кажется, укрепила в нас гордость за причастность к собственной нации.

…Вот такие воспоминания — грустные и веселые — возникают у меня тогда, когда я задумываюсь о жизни и учебе в России. Сердце наполнено благодарностью ко всем, кто окружал меня тогда. Спасибо всем!

НОВОЕ В ФОТОАРХИВЕ
Логин
Пароль
запомнить
Регистрация