И. В. Паукшто, ведущая программы «Вести — Санкт-Петербург» (канал «Россия»), выпускница факультета журналистики СПбГУ 1986 года

СТУДЕНЧЕСКИЕ ГОДЫ — САМЫЕ ЯРКИЕ В МОЕЙ ЖИЗНИ!

Можно сказать, я журналистом родилась. Когда росла, ни на секунду не сомневалась, кем хочу быть. Папа мои способности увидел еще в раннем детстве и помогал их развивать. Я издавала семейную газету «Кактус», продергивала там всех домашних и в прозе, и в стихах, рисовала тоже сама. У меня чудом сохранился один номер газеты. Папа, кстати, помог выбрать и вуз.

Дорога в профессию началась с малого журфака. До сих пор храню папку… Этакое собрание сочинений — «Из раннего». Там как раз работы, которые мы писали на малом журфаке. Свежие, смелые. Я даже очерки тогда писала. Перечитываю сейчас свои опусы — даже удивляюсь…

Правда, моя юношеская смелость подвела меня на вступительном сочинении. Помню, писала его по пьесе Горького «На дне». Собственные мысли там изложила. Мне консервативные экзаменаторы за это влепили тройку. Но я же трудности люблю, меня это даже раззадорило… А на последний экзамен, на историю, ехала вообще с температурой 40. Таблетки в трамвае глотала. Сдала на пятерку и поступила. Несколько баллов даже перебрала.

Смело могу сказать, что пять лет в университете — самые яркие в моей жизни. У нас был удивительный и очень дружный курс. Экспериментальный. Преподаватели называли его «музыкальный». Не журфак, а симбиоз консерватории и театрального и литературного институтов! В перерывах между лекциями — свои и чужие песни и стихи… У нас с однокурсницей был дуэт: я играла на фортепиано, она на гитаре. Перепели на два голоса всего Таривердиева, Петрова… Выступали даже. Сейчас мои однокурсники — влиятельные политики, бизнесмены, литераторы. Многие живут и работают за границей. Журналистами, правда, стали не все. Из известных петербуржцам — Светлана Агапитова, Сергей Зелинский, Бесик Пипия, Андрей Мязин, Толя Аграфенин, Оля Мельникова, Лена Хаецкая…

Очень веселый у нас был Экватор. Мы смастерили такие дипломы — «пол-высшего образования». С сургучной печатью и фото. Я до сих пор храню этот «важный» документ. У меня и студенческий билет сохранился. Голубой, с золотыми буквами. На фотографии — девочка в платье цвета хаки с русой косой, такая задорная. Диплом у меня красный — с отличием то есть. Когда вывесили списки краснодипломников — даже удивилась. У меня не было такой сверхзадачи. Просто училась, мне было интересно. А на втором курсе сына родила. И никаких академок!

Всем курсом мы просто обожали Гаяну Галустовну Анпеткову-Шарову. Слушали лекции по античной литературе раскрыв рты. А самая вредная преподавательница была по зарубежной литературе. Не буду ее называть. На экзамен она пускала только с толстой тетрадкой конспектов. Расписывалась на каждой странице. Тут уж никак не поменяешься… На лекции, конечно, не все ходили. Наши ребята взяли и закрыли ее в аудитории после экзамена — стулом. Она долго не могла выбраться. Мы вспоминаем этот случай, когда встречаемся с однокурсниками. Смеемся!.. Из факультетских преподавателей очень хорошо помню Ирину Павловну Лысакову, Сергея Григорьевича Корконосенко (они впоследствии были моими авторами в Издательстве Ленинградского университета), Владимира Георгиевича Осинского — легендарный человек! — и преподавателя немецкого языка Юрия Петровича Петрова. Благодаря ему я неплохо выучила немецкий.

В нашу студенческую жизнь в обязательном порядке входили рабоче-крестьян-ские будни в колхозе. Поселок Разметелево во Всеволожском районе я до сих пор вспоминаю с ужасом. С тех пор ненавижу морковку. Мы там ее под дождем собирали — по колено в грязи. Я продержалась неделю, больше не смогла — заболела. За мной приехал муж, увез меня из лазарета. Поняла, что сельское хозяйство не для меня. Многие мои однокурсники поехали вместо колхоза в стройотряды или в пионерский лагерь вожатыми. А я вот — на морковку. В первый и последний раз в жизни.

Как раз при нас создавали телестудию. Мы там ночами сидели, программы монтировали. Все было очень строго: не сдал сюжет вовремя — зачета не будет. Помню, как делала свою первую радиопрограмму. Сначала все записывала на пленку. Потом на старых бобинных магнитофонах СТМ вырезала ненужные куски и склеивала пленку лаком для ногтей. Когда первый раз услышала свой голос, была просто в ужасе, решила — на радио мне работать нельзя! А ведь потом много лет и очень успешно работала сначала на «Радио Балтика», потом на «Радио России» и на «Петербургском радио».

Помню, когда умер Брежнев, в ноябре 82-го, у нас на факультете отменили лекции. Посадили всех в один большой зал. На парту поставили телевизор, и мы все смотрели специальные выпуски…

Очень трогательный был выпускной вечер. В гостинице «Пулковская». Расставались со слезами. Со стихами и песнями под гитару. Потом провожали поезда, самолеты и корабли. В Европу, в Азию… До сих пор всех помню, некоторых уже нет с нами. Иногда мы встречаемся всем курсом, отмечаем юбилейные даты. Очень не хватает наших дружных посиделок, поездок в Комарово, Солнечное. Я с тех студенческих лет люблю Карельский перешеек. Теперь у меня там дача.

Факультету я благодарна. За яркую жизнь. За осуществление мечты. Теперь он стал таким красивым, современным. Спасибо замечательному декану — Марине Шишкиной. Я помню ее еще со студенческих лет! Удивительный человек! С такой харизмой!!!

Часто прихожу на факультет. Ностальгия. На пятом курсе у меня учится сын. Забавно, я его привела на 1-ю линию, 26, когда ему еще года не было. А теперь он сам уже без пяти минут выпускник. Такая вот… преемственность поколений. Видимо, любовь к родному факультету я ему передала по наследству. Кстати, у меня еще подрастает дочь. Так что все может продолжиться!

Записала М. Торлопова

НОВОЕ В ФОТОАРХИВЕ
Логин
Пароль
запомнить
Регистрация