О. В. Елькина, поэт-песенник, выпускница факультета журналистики СПбГУ 1983 года

ДОГНАТЬ УХОДЯЩИЙ ПОЕЗД

Когда передо мной встал выбор: в какое высшее учебное заведение поступать после школы, — я точно знала, что это будет университет, факультет журналистики. С детских лет я писала стихи и рассказы, печаталась в периодических изданиях (в местной и районной газетах, в ленинградской детской газете «Ленинские искры», в «Пионер-ской правде», в центральном детском журнале «Юный натуралист»). Литературный институт был в Москве, далеко от дома, от родителей, да я и не чувствовала в себе способности и потребности писать книги, выпускать сборники. Журналистика же рисовала перспективы общения с интересными людьми, давала ощущение причастно-сти к чему-то важному, нужному.

Наверное, я была одержима этой идеей, потому что не опустила руки после того, как после первой попытки поступить в университет не прошла по конкурсу. На следующий год я все-таки поступила, хотя едва не провалилась с треском на вступительных экзаменах. Сдав успешно три первых экзамена, на последний, историю СССР, я… опоздала. Когда мы вместе с моей мамой, сопровождавшей меня в большом городе, не спеша пришли на исторический факультет и стали разыскивать абитуриентов, мы, к своему ужасу, обнаружили, что экзамен закончился и комиссия ушла. Только одна заплаканная девушка, как выяснилось, сестра по несчастью, стояла у дверей и не знала что делать. Из аудитории вышел преподаватель с журфака, председатель комиссии, и объявил приговор: кто не успел — тот опоздал. Я прислонилась к стене и перестала что-либо соображать. Сквозь туман услышала голос моей мамы, она бежала за председателем и, проявляя чудеса красноречия, убеждала его не ставить крест на судьбе ее дочери, а провести дополнительный экзамен, в виде исключения, потому что это невероятное стечение обстоятельств, потому что такого ужасного финала просто не может быть! Мама бежала и плакала, и убеждала, и доказывала, и — о, чудо! — председатель экзаменационной комиссии сжалился над двумя дурехами, которые прекрасно сдали предыдущие экзамены, но умудрились опоздать на заключительный (надо сказать, что та, другая, девушка вообще была членом Союза журналистов!). Преподаватель позвонил куда-то, с кем-то очень убедительно переговорил и велел нам бегом бежать в здание Двенадцати коллегий, где нас ожидали двое преподавателей по истории, к счастью, не успевших еще уехать домой. Вот им-то мы, очумевшие от счастья, от ощущения какого-то чуда, и сдавали экзамен по истории СССР. Я с перепугу получила пятерку. Всегда вспоминаю добрым словом человека (его фамилия — Дубровин, в те годы он был заместителем декана факультета журнали-стики), который в нестандартной ситуации поступил человечно. А что бы я делала без моей самоотверженной мамы?!

Годы моей учебы в ЛГУ пришлись на конец брежневской эпохи, 1978–1983. Помню, что чуть ли не каждый день я ходила в читальный зал библиотеки в здании Двенадцати коллегий и часами конспектировала работы Маркса, Энгельса, Ленина и постановления съездов КПСС. Достаточно пробежать глазами зачетную ведомость моего диплома (история КПСС, диалектический материализм, исторический материализм, политическая экономия, современная буржуазная философия, основы научного атеизма, основы марксистско-ленинской этики и эстетики, советское право, партийно-советское строительство, история партийно-советской печати, история зарубежной коммунистической и рабочей печати, критика теории и практики современной буржуазной журналистики) — станет понятно, как сильно в те годы будущим журналистам промывали мозги партийной дребеденью.

Из всех учебных дисциплин я больше всего запомнила лекции по русскому языку. В школе я всегда получала по русскому пятерки, но небольшой срок изучения родного языка в университете затмил своей плодотворностью и глубиной десять лет учебы в школе. Мне очень нравилась литература (античная, зарубежная, русская). Я запоем читала книги по университетской программе и за годы обучения в ЛГУ прочитала едва ли не большее количество литературных произведений, чем за всю жизнь. Русский язык и литературу нам преподавали педагоги с филологического факультета, очень сильные специалисты.

Училась я на отделении радио и телевидения, некоторые предметы у нас были специальными, на газетном отделении, понятно, таких не было. Например, на технике речи, которую нам преподавал диктор Ленинградского радио, мы разучивали скороговорки, я помню их до сих пор. Это, пожалуй, единственный предмет, еще с первого курса, который я запомнила на нашем отделении.

Специального оборудования (магнитофонов, телекамер и пр.) было очень мало, и на занятиях преподаватели в основном занимались с нами теорией, объясняя все едва ли не на пальцах.

Только после четвертого курса у меня была более-менее вразумительная практика на мурманском телевидении. В те годы видеопленки не было, операторы снимали на кинопленку. Телевизионные журналисты работали практически, как газетчики: съездил на съемку, записал факты, потом изложил все это в репортаже на бумаге, озвучил в студии, в итоге текст сюжета звучал за кадром в записи.

Так получилось, что еще в студенческие годы выбранная мною профессия напрямую повлияла на мою судьбу. В 1980 году я проходила летнюю практику в нашей районной газете (я из небольшого города Пикалево Ленинградской области). Ко дню Военно-Морского флота мне поручили написать очерк о каком-нибудь моряке. В местном военкомате мне дали список фамилий, я наугад выбрала одну из них, позвонила по телефону и договорилась об интервью. Через два года этот моряк срочной службы стал моим мужем и отцом нашей дочери, которая в нынешнем году окончила с красным дипломом Институт иностранных языков, учится на курсах гидов-переводчиков и одновременно работает в консалтинговой фирме.

К сожалению, по целому ряду причин после окончания университета я не связала свою жизнь с журналистикой. Дочь свою я родила на пятом курсе, поэтому диплом получила свободный, без распределения. То, что молодых специалистов (тем более с маленькими детьми) в нашей стране, по сути, бросают на произвол судьбы, поняла довольно быстро. Закончились радужные студенческие годы, началась суровая правда жизни. Последний вспоминающийся добрым словом момент, связанный с университетом, был таким. Поскольку я уже не была студенткой, но еще никуда не могла устроиться на работу, государство перестало выплачивать мне пособие на ребенка. Как-то я еще сообразила пойти на прием к ректору, объяснила свою ситуацию (получается, что я стала заложницей собственного маленького ребенка, вот так «самый гуманный строй на Земле»!). Мне опять повезло на хорошего человека: декан отдал распоряжение принять меня фиктивно, без выплаты заработной платы, на факультет журналистики в качестве… инженера, только чтобы я могла получать от государства детское пособие.

Шли годы, время для того, чтобы стать профессиональным журналистом, было упущено. Я работала в разных сферах, никак не связанных с творчеством. И вот три года назад стечение обстоятельств привело меня в… шоу-бизнес. Видно, природная потребность в творчестве, дремавшая все эти годы, вдруг вырвалась наружу. Моя дочь училась вместе с сыном звукорежиссера, на студии у которого записывает свои песни Татьяна Буланова и многие другие питерские исполнители. Так получилось, что на тот момент на студии искали текстовика. Через одногруппника дочери я наудачу послала свои стихи, некоторое время спустя мне позвонили и предложили попробовать силы в написании текстов песен. Довольно долго под руководством звукорежиссера, пишущего и музыку, и стихи, я училась на практике, как писать песенные тексты, освоила азы ремесла. Когда я поступала на факультет журналистики, среди моих творческих публикаций, требующихся для рассмотрения приемной комиссией, были в основном стихи. Кто бы мог подумать, что столько лет спустя я буду писать тексты песен, которые затем исполнят Татьяна Буланова, Сергей Рогожин, Юрий Гальцев, ансамбль «Поющие гитары» и другие!

Друзья иногда меня спрашивают: «Как это ты пишешь?» Слушаю музыку — слышу слова. Музыка создает настроение, вызывает определенные впечатления и ритмикой мелодии наталкивает на какие-то обрывки фраз, рифмы, мелодический строй речи. Вот когда мне пригодился весь багаж знаний по русскому языку и литературе. Как подумаешь, каких только зигзагов и чудес не бывает в жизни!

Записала Е. Хусаинова

НОВОЕ В ФОТОАРХИВЕ
Логин
Пароль
запомнить
Регистрация