С. В. Чесноков, гл. редактор газеты «Дело», выпускник 1976 г.

ВСЕГДА НУЖНО ПОМНИТЬ: У ТЕБЯ ЕСТЬ ШАНС!

Я родился в Геленджике, это городок на Черном море, в Краснодарском крае. Когда приехал сюда, не особенно верил, что поступлю на факультет журналистики. Сложилось так, что до поступления в университет я учился в техникуме, после окончания которого нужно было еще два года отрабатывать. Но моя биография — тема, которой здесь не обязательно касаться, она не играет большой роли, кроме одного момента: мне обязательно нужно было работать на заводе, было очень тяжело с жильем, и жил я в общежитии Машиностроительного завода имени Ленина, в Невском районе. Я о журналистике всегда мечтал, но мне казалось, что это непосильная задача. Ребята из общежития воодушевляли мое неверие. Как-то я проговорился, что собрался поступать на журфак, тогда ребята мне в один голос сказали: «Вот, Сережа, ты представь, в университете учился Сам Ленин (потом пауза: обдумай, что это такое). Вот Ленин… и ты?» Тогда я задумался: действительно, Ленин и я? Это, конечно, очень странно! Но мы все друг другу какую-то веру даем. Не только убавляем, но и даем. И был целый ряд людей, которые помогали мне. Во-первых, говорили они, ты ничего не теряешь, во-вторых, всего в жизни надо добиваться. Некоторые даже не подозревают, какой положительный вклад они вносят в чужую судьбу, в данном случае — в мою. Такой человек для меня — учитель истории в Геленджике, он всегда говорил: «Ребята, если вы действительно хотите чего-то в этой жизни достичь, уезжайте из этого города. Уезжайте, ни о чем не задумываясь и ничего не жалея. Если же вы хотите всю жизнь отдыхать — оставайтесь. Солнце, море — здесь все отдыхают». И вот, как ни странно, прошли десятки и десятки лет, а я всегда вспоминаю эти слова, когда передо мной стоит какая-то сложная задача. Вспоминаю — и появляется вера в себя, думаешь — все получится, нужно только трудиться. И я всегда настраиваю себя на эту веру!

Помню, особенно мне это помогло, когда, будучи еще маленьким скромным мальчиком, я хотел взять интервью у Эдиты Пьехи. Она была тогда абсолютным, неземным кумиром, никакая Пугачева сейчас с ней не сравнится.У меня было только удостоверение внештатного корреспондента Машиностроительного завода имени Ленина. И вот пришел я тогда к парадному входу здания, где Пьеха давала концерт, точно не помню, где именно этот концерт проходил, даже не знал тогда, что она заходит с другого, специального входа. Показал это удостоверение и стал настойчиво требовать, чтобы меня к ней пустили, потому что она спит и видит, чтобы я взял у нее интервью. Сначала, меня, конечно, не слушали, но я настырно показывал на ордена, отпечатанные на бумаге, объяснял — это завод имени Ленина и меня обязательно должны пустить. Долго я препирался, и в конце концов, как ни странно, меня отвели к ней. У Пьехи через пять минут уже начинался концерт, но мы договорились на следующий день, и она действительно дала пространное интервью мне, шестнадцатилетнему пацану с таким вот удостоверением. И это была не наглость, а просто настойчивость, которая необходима в этой профессии. И то, что одному Бог дал, а другому не дал, это не важно. В журналистике очень многое приходит только с опытом. И всегда нужно помнить: у тебя есть шанс, нужно только свою судьбу поймать за крыло!

Когда я жил уже в общежитии факультета журналистики, произошла такая история с моим соседом по комнате, он был и остается моим хорошим другом. Тогда во многих газетах появилась модная рубрика — «Журналист меняет профессию», он решил написать туда «соленый» материал о милиции. Серега немного выпил и пошел в отделение. Времени было где-то около двух ночи, он пришел туда и уселся перед входом. Там, конечно, все очень удивились — кто это такой? Что здесь делает? А он им говорит, я учусь на журналиста и буду смотреть, чем вы здесь занимаетесь, правильно ли ведете себя с задержанными, а потом напишу материал. Сначала они просто посмеялись над ним и, не отрываясь от своих дел, не слишком обращали на него внимание, но потом он стал докучать им, поскольку громко комментировал каждое их действие. Когда Серега им уже порядком надоел, его предупредили: если не покинешь наше заведение в течение двух минут, будешь сидеть уже не здесь, в коридоре, а в камере с задержанными, где тебе самое место. И моего друга это так обидело, что он посмотрел на этого сержанта и сказал: «А ты знаешь, кто ты? Ты — Мюллер!» (тогда как раз шел фильм «Семнадцать мгновений весны»). Сержант на Мюллера почему-то очень обиделся и отвел его в камеру, где мой друг провел всю ночь. А утром в милицейской коляске его привезли на факультет журналистики, чтобы разбирать там его поступок, а это по тем временам стопроцентное исключение. Но мы все поднялись за то, чтобы Серегу не исключали. И был на факультете человек, который действительно его спас. Замдекана Хазби Сергеевич Булацев был святым, но с ним можно было и в разведку идти. Чудный и очень добрый человек, мы с ним часто в шахматы играли, но если ты чего-то не выучишь, накажет он тебя построже других преподавателей. Все, кто хоть немножко были с ним знакомы, очень его любили. И он, под наши аплодисменты, торжественно брал обещание с моего непутевого друга, что такого недостойного поведения он себе больше не позволит. Именно Хазби Сергеевич рассмотрел тогда потенциал в Сереге, и именно благодаря нашему замдекана тот закончил университет и многого впоследствии добился.

Мне иногда приходилось пропускать занятия, потому что я дневал и ночевал в «Ленинградской правде». Я считал, что научиться журналистике можно только посредством практики. Но процентов шестьдесят ребят с нашего факультета вообще не занимались практикой и ни в каких средствах массовой информации не работали. Как ни странно, сейчас я не считаю, что был прав, пропуская теоретические занятия. В жизни есть годы, когда ты должен заряжать свои «батарейки знаний», накапливать какой-то теоретический багаж. Потому что если тебя Бог как-то коснулся своим Даром и ты можешь слагать буквы в слова, то будет вполне достаточно полугода, чтобы разобраться на практике, что к чему в этой профессии. Тем более в университете дают такие блестящие знания, которые, что-то упустив там, уже неоткуда будет взять. Дают литературу, которую нужно прочитать именно во время своего обучения, ведь потом в твоей жизни может просто не найтись времени на ее прочтение. И если потратить все эти бесценные пять лет только на то, чтобы достичь чего-то практически, твои «батарейки знаний» могут очень быстро сесть и неоткуда будет взять энергии, чтобы их зарядить. Писать-то вы сможете, а вот своего собственного литературного стиля без этих знаний вам потом, скорее всего, выработать не удастся. Со мной учился один парень, он за все пять лет не опубликовал ни одной заметки, зато после окончания факультета стал ведущим кинокритиком страны. И таких примеров существует очень много. Поэтому на чем акцентировать свое внимание эти пять лет, конечно, вопрос очень индивидуальный, но отказываться от теории ни в коем случае нельзя! Все в журналистике нужно очень аккуратно и тонко совмещать, основываясь на своих собственных способностях и талантах, — кому-то больше в одну сторону, а кому-то в другую. Тем более, что лекции на нашем факультете всегда читали просто потрясающие, блестяще образованные преподаватели. И даже я, который любил сачкануть, попадал под то непередаваемое впечатление, которое они производили, я многое получил от этих лекций.

Попасть в серьезную газету тогда было очень сложно. Не ты выбирал, а тебя выбирали, распределяли после окончания университета. Меня звали работать в Ригу, потому что я очень много писал и не только в Ленинграде, писал в Москве и много в Риге, Минске. Поэтому за свое распределение я не слишком беспокоился, выбор был до-статочно большой. Хотя начинать что-то всегда трудно, и я не был исключением из этой формулы. Были ребята, которые сразу попали в серьезные газеты — «Труд», например. Но без определенного опыта они продержались там совсем недолго. Не могу сказать даже примерно, в чью пользу у нас был перевес, я имею в виду удачно сложившуюся профессиональную карьеру, в пользу практиков или теоретиков, но я до сих пор жалею, что не сделал свой «багаж» побольше, теперь точно знаю, времени для этого у меня уже никогда не найдется. В общем — все хорошо в свое время.

Записала Е. Дорогова

НОВОЕ В ФОТОАРХИВЕ
Логин
Пароль
запомнить
Регистрация