В. И. Ганшин, обозреватель федерального государственного унитарного предприятия «Санкт-Петербургский региональный центр Итар-Тасс»,

выпускник 1958 г.

ВОСПОМИНАНИЯ О ФАКУЛЬТЕТСКОЙ КОЛЫБЕЛИ

— Прораб, дело труба! — таким восклицанием встретил меня бригадир строителей, которые начали готовить помещение для типолаборатории, где будущие журналисты должны были постигать основы типографского дела. Неуемный Александр Федосеевич Бережной сумел заполучить необходимые квадратные метры на первом этаже (во дворе) родного филфака, а мне поручил переписку с предприятиями, которые выпускали столь тогда дефицитную технику для типографий, и кураторство над бригадой, начавшую готовить фундаменты под печатные машины. Строители сразу стали меня называть «прорабом», для Виктора Ивановича был, видимо, слишком молод. В феврале 1958 года, когда я еще учился на пятом курсе, Бережной пригласил меня на должность заведующего учебно-производственной практикой отделения. Так что первая запись в моей трудовой книжке сделана в отделе кадров родного университета.

После второго и третьего курсов я был начальником студенческих стройотрядов в колхозе имени К. Е. Ворошилова и колхозе имени А. А. Жданова Приозерского района, так что некоторый опыт «прорабской» работы у меня действительно был. В первом валили лес, строили большую конюшню, во втором — овчарню. Бережной об этом знал и рассчитывал на мою активность и умение контачить с «людьми труда». Поэтому каждый учебно-рабочий день для меня начинался не в аудитории, а с планерки в будущей типолаборатории.

…Бригадир объяснил, что у них вынужденный перекур: когда сняли старый пол, обнаружили под ним трубу, шедшую поперек от стены к стене. Я сразу понял, сколь серьезная «получилась» ситуация. Надо вызывать спецов из университетского УНР, это дело не скорое: сформируют комиссию, составят акт, проверят, что это за коммуникация, будут решать, как с ней поступить, пройдут недели, а быть может, и месяц-полтора. Строителей перекинут на другой объект, и когда они вернутся снова, никто не ведает, даже таранная энергия Александра Федосеевича тут не поможет.

Мужички, покуривая и неспешно переговариваясь, с интересом смотрели на «прораба»: что он предпримет? Я попросил всех замолчать, прислушался: труба тоже была «молчалива», никакого журчания, посмотрел на стыки — сухо, встал на колени и приложил ухо к чугунному коллектору — тишина.

— Василий, кувалда есть?

— Э, нет, прораб, я этим заниматься не буду, черт его знает, какое наводнение тут можно устроить. А кувалда вон у двери лежит.

Я, чуть помедлив, взял кувалду — была не была, рабочие внимательно смотрели на меня — и с размаху ударил по центральному звену. Чугун треснул, осколки разлетелись в разные стороны. Слава Богу — пустота, никакой жидкости. Бригада загалдела, кто-то даже, скинув варежки, захлопал, бригадир восхищенно мотал головой:

— Ну, ты и отчаянный парень! А вдруг труба оказалось бы фановой, — все громко захохотали, — бани здесь близко нет…

Так начиналось «техническое оснащение» будущего факультета журналистики, который пока помещался (в ранге отделения) в одной-единственной (!) комнате, где две наши замечательные лаборантки — Клара Никитична Птицына и Софья Константиновна Симкина — коммутировали весь учебный процесс отделения.

Через два года я вернулся в «практическую» журналистику, ушел в редакцию заводского радио, очень огорчив Александра Федосеевича. А памятью об этой краткой постучебной поре осталась не только созданная в значительной мере моими усилиями типолаборатория, но и глава «Сатирическая журналистика 1870–1890-х годов» в фундаментальном научном сборнике — втором томе «Очерков по истории русской журналистики».

Два года в многотысячном коллективе знаменитого ГОМЗа — Государственного оптико-механического завода, о котором я несколько раз рассказывал по Всесоюзному радио, его корреспондент Матвей Львович Фролов предоставлял мне эфир. И — приглашение в Ленинградское отделение ТАСС, где более чем за сорок лет работы я подготовил свыше тридцати тысяч сообщений, вместе с Олегом Сердобольским написал несколько книг, в 1983 году «Одна секунда войны» была удостоена премии Союза журналистов СССР. Последняя наша совместная работа — двухтомник «ТАСС уполномочен рассказать…», подготовленный к 100-летию главной информационной службы страны, — ждет своего издания. А в пятом, «победном» номере журнала «Нева» за 2005-й год была опубликована моя документальная повесть «Однажды прожитая жизнь» — воспоминания о военном детстве.

НОВОЕ В ФОТОАРХИВЕ
Логин
Пароль
запомнить
Регистрация