ЧЕРЕЗ ТЕРНИИ К ЗВЕЗДАМ

Выпускник факультета журналистики ЛГУ (СПбГУ) Михаил Грушевский, автор документальных фильмов о звездах эстрады и кино, член Союза журналистов России, рассказал корреспонденту Учебно-образовательного пресс-центра о значений профессиональных связей, встрече с Эриком Робертсом и о работе в проекте Первого канала «Последний герой».

- Сейчас Вы работаете на телевидении. Как Вы пришли в эту сферу? Успели ли поработать где-нибудь еще?

- В университете я учился на кафедре периодической печати, о чем, кстати, ни капли не жалею. Умение писать тексты выручает на любой работе. Не пошел на телерадиожурналистику, так как тогда телевидение казалось мне чем-то легкомысленным и недостаточно профессиональным. После окончания университета меня направили в газету «Пролетарская трибуна». Проработал там всего полгода, но с самого начала понимал – это не то, о чем мечтал.

На телевидение попал по знакомству. Еще на третьем курсе я проходил практику на Ленинградском телевидении: целый год работал в программе «Монитор» и уже тогда познакомился со многими специалистами, в том числе и с главным оператором. Я тогда сказал, что закончил факультет журналистики СПбГУ и хотел бы познакомиться с профессией на практике, естественно, утаив желание попасть в редакцию на постоянную работу. Первые полгода я работал оператором бесплатно и получил огромный опыт: нас учили ставить свет, держать план, выстраивать кадр и другим азам операторского мастерства. Потом, по счастливой случайности, появилось место в редакции, и меня взяли. За период работы оператором я познакомился со многими знаменитыми артистами, которые впоследствии стали героями моих программ.

- У Вас богатый опыт работы над самыми разными проектами. Расскажите о наиболее значимых из них.

- Моей первой авторской работой была программа о современном искусстве «Артобстрел» на канале РТР. Нам с режиссёром удалось получить целый час эфирного времени, что в «золотой век» российского телевидения стало роскошью. Участниками этой передачи стали все крупные звёзды того времени: Алиса Фрейндлих, Елена Образцова, Елена Юнгер, Эдита Пьеха, Вячеслав Зайцев, Борис Гребенщиков и другие. На основе этих интервью впоследствии я написал книги «Интервью №1» и «Звезды. Вся правда о жизни великих актрис».

Еще один проект – программа на 5 канале «По семейным обстоятельствам». В создании этой передачи участвовала целая команда единомышленников: продюсер, два режиссёра и шесть авторов. Происходило всё так. Мы собирались: авторы рассказывали, какие темы хотят предложить на следующий пул съёмок или каких героев хотят видеть (ведь бывает так, что герой и есть тема). Дальше мы начинали анализировать, какую программу в состоянии сделать, какие темы в состоянии поднять. Было много споров. Программа создавалась в творческой борьбе.

- Были ли съёмки, которые Вам особенно запомнились?

- Была очень яркая передача с Тото Кутуньо. Мой продюсер совершила подвиг – собрала всю студию, массовку. Тайно ото всех вывезла Тото после концерта из БКЗ «Октябрьский» на интервью. Программу записали быстро, и даже успели развести всех до развода мостов.

- Вы работали над такими крупными проектами центральных телеканалов, как «Кинотавр», «Последний герой». Каким был этот опыт?

- В мои обязанности входило освещение церемоний, редакторская работа. Каждый день узнавал массу новых людей, мне это нравилось. Нужно сказать, что я всегда понимал значение общения с людьми. Если сегодня ты подходишь к человеку узнать, кто написал его песню или какой фрагмент фильма взять для показа на центральном телевидении, то потом, когда ты будешь делать передачу о нём, он будет ассоциировать тебя с определенным именем, а, значит, и отношение будет более доверительным.

На «Кинотавре» существовала программа «Дневник фестиваля». Мне очень нравилось над ней работать. С утра и до вечера бегали с камерой по гостинице «Жемчужина», по всему Сочи, по пляжу, на котором отдыхали артисты. Тогда жизнь предоставила мне чудесную возможность - я взял интервью у Жан-Клода Ван Дамма, Эрика Робертса, Орнеллы Мути. Произошло то, что произойти не могло никогда, но мне повезло. Однако надо сказать, что в интервью пришлось столкнуться с трудностями перевода. Я привык не просто задавать вопросы и получать ответы. Мне свойственна игра слов, полутона, ведь русский язык к этому очень располагает. Переводчики этого делать не умеют. Гость зачастую не понимает, что ты имеешь в виду, поэтому интервью получаются скомканными. Но когда привели Эрика Робертса, я «взял быка за рога». Стою я и думаю, сейчас буду шутить так, что переводчик это переведет. Я говорю: «Эрик, Вы кумир и пример для подражания многих. Год назад я пришёл к своему дантисту, показал Ваши фотографии и сказал, что хочу такие зубы». Переводчик удивленно на меня посмотрел, но я точно знал, чего хочу. Реакции долго ждать не пришлось - Робертс обрадовался, заулыбался, стал меня обнимать. Дальше общение шло совершенно на другой волне.

На «Последнем герое» я работал в принимающей стороне в Москве. На острова не ездил. Входил в редакторскую группу, которая формировала из гигантского количества интересного, уникального материала те небольшие куски, которые выходили в эфир. Это была непростая работа.

- На данный момент Вы занимаетесь созданием документальных фильмов на Первом канале? Почему выбрали такой жанр и ушли от формата ток-шоу?

- Документальное кино для меня – единственный остров, на котором уцелело прежнее телевидение. Самое ценное в моей работе – общение с героем, глубокое погружение в его судьбу, поэтому я выбрал документалистику. На Первом канале этот жанр востребован.

- С какими трудностями можно столкнуться, создавая документальный фильм?

- Самое важное в документальном фильме – идея, понимание того, о чем ты снимаешь фильм. Например, ты делаешь фильм не просто о Богдане Ступке, а о том, как на закате жизни можно скопить в себе такой эмоциональный заряд, чтобы его выплеснуть в фильмах, которых ждал всю жизнь, как остаться интересным и уважаемым. Работа автора документального кино интересна свободой действий и творческих мыслей. Всё начинается с утверждения заявки, дальше начинаются съёмки, и ты понимаешь, что можешь снимать кого угодно и где угодно. После съёмок ты берешь все расшифровки интервью, раскладываешь их как пасьянс и для каждого значимого сказанного кем-то слова находишь место в этом фильме. Потом уже начинается работа монтажера и режиссера. Они начинают тебе рассказывать, что всё ты сделал не так и не то, они бы сделали совершенно по-другому. На этом же этапе появляются редакторы канала, продюсеры - начинается нервная часть работы. Важно понимать, что коллективное творчество, в котором производится документальное кино, – не самое приятное занятие. Автор в этом процессе – беззащитное существо. Редактор, звукорежиссёр и оператор защищены техническими умениями, это могут делать только они, это их прерогатива принимать решения. Любой из перечисленных людей считает себя более компетентным в работе автора, поэтому обязан внести свои правки в сценарий фильма. С этим приходится бороться, и только умение аргументировано доказывать свою правоту позволяет сохранить авторскую идею.

- За что Вы можете поблагодарить родной факультет?

- Спасибо факультету журналистики за общий багаж знаний, который поддерживает меня на протяжении всей жизни. У нас были очень хорошие преподаватели, в частности мой научный руководитель Г. В. Жирков, также преподаватели литературы, которые приходили к нам с филфака. В общем, тёплых отношений у меня не было только с кафедрой физической подготовки.

Беседовала Мария Юшкова

НОВОЕ В ФОТОАРХИВЕ
Логин
Пароль
запомнить
Регистрация