ВСЕМИРНОВА Анна, автор и ведущая общероссийских программ "Путешествие в Эрмитаж", "Русский музей"

Анна Всемирнова, автор и ведущая общероссийских программ "Путешествие в Эрмитаж", "Русский музей", передач местного вещания "Ветер в окно" и "Городской наблюдатель" на Радио России, выпуск факультета журналистики ЛГУ/СПбГУ, рассказала, почему ей не хочется работать на телевидении, зачем нужна интимная атмосфера на интервью и как провести радиоэфир из Зимнего Дворца.

Всемирное культурное наследие голосом Анны Всемирновой

— Скажите, Анна, не устаете от такого темпа работы?

Это нормально для журналиста, другого не бывает. Если журналист не пишет и не работает, то он вне профессии. Если человек выбирает такою профессию, он понимает, что он едва ли будет иметь много времени, чтобы вязать или поливать цветы. Он всегда должен быть готов к движению.

— Ведь вам приходится часто брать интервью, а все люди такие разные, наверняка, это требует больших эмоциональных затрат…

Это – да. Энергетически очень тяжелая работа, потому что контакт устанавливается не только глазами, голосом, но и на первый план выходит бесконечное желание или нежелание разговаривать. Вот у вас тоже уже сейчас может возникнуть нежелание разговаривать. Это нормально, потому что вдруг я вам не нравлюсь? Любое интервью — это, прежде всего, эмоциональная перекачка энергии одного человека к другому, скрытый обмен энергией. Всегда. Перед большим интервью ты должен быть наполнен. Потому что, если ты приходишь на интервью пустой, то оно не получится. И бывают ситуации, когда я понимаю, что сегодня я разговаривать с человеком не могу — мне нечего ему отдать, в смысле энергии.     

— То есть, даже если вы просто задаете вопросы, все равно необходимо отдавать что-то?..

Обязательно. Интервью – это очень интимный процесс. Я никогда студентов не беру на свое рабочее интервью, потому что это контакт двух людей. Особенно в радиожурналистике, где единица – не только слово, но и пауза. Если человек молчит, размышляя над вопросом, я это тоже оставляю в передаче. Иной раз пауза стоит гораздо больше, чем может быть сказано. На самом деле, интервью – это один из самых сложных жанров в журналистике, особенно радийной. Потому что от того, как ты с человеком разговариваешь, будет меняться даже теплота его голоса.

— Вы работаете на радио «России Санкт-Петербург» со времени основания петербургской редакции. Чем запомнились первые годы работы?

Мы были единым организмом с большим «Радио России», вели шестичасовые эфиры из Москвы. Бывали случаи, когда я прихожу и знаю, что у меня четырехминутный репортаж, а моя коллега говорит: «Таня, у нас оказалась 16 минут дыра. А вы можете говорить 16 минут?» Был такой интересный случай: я делала совершенно простой материал о фестивале «Японская весна в Петербурге». Но мой коллега за несколько минут до начала эфира сообразил: Хо! А он же может сделать радиомост! Он сидел в Москве, я — в Петербурге, а наш третий коллега-журналист — в Японии. Мы его застали на пляже под сакурой и поговорили о японской весне. Получилось невероятно интересно.

— За эти годы изменились как-нибудь темы обсуждения, способ подачи материала?

Конечно, изменилось абсолютно все, как изменилась и страна, в которой мы живем. Понимаете, совершенно другая была творческая обстановка, это же было радио новой России и новых надежд, ты чувствовал целую страну, ты ее понимал... Даже, пожалуй, самое главное поменялось: тогда нужны были журналисты-личности, а теперь так не скажешь. Но я не устала от работы за эти годы. Совсем нет. Независимо ни от чего моя задача осталась прежней — Петербург должен существовать в сердцебиении, в дыхании страны, Европы, мира... Потому что это город, принадлежащий всему миру, центр всемирного культурного наследия.

— Для кого больше предназначены ваши передачи – для петербуржцев или жителей других городов?

Все зависит от того, в рамках какой программы я готовлю эфир в данном случае. Я никогда не делаю передачу специально, скажем, для жителей Самары, которые едва ли приедут в Петербург на выставку, для слушателей из Европы или для петербуржцев, которые на этой выставке уже побывали. Я просто стараюсь рассказать максимально интересно. Специалисты, которые слушают эти передачи, тоже должны что-то для себя найти.

— Во время учебы на факультете журналистики у вас были кумиры в профессии? Кто-то, кто вольно или невольно направлял ваше становление как журналиста?

Кумиров, пожалуй, не было. Были издания, в которых очень хотелось работать. Тогда гремела «Комсомолка», «Литературная газета». Можно, конечно, сказать, что судьба подарила мне встречу с Юрием Ростом — он занимался с нами, молодыми журналистами. Ну и старшекурсники вдохновляли — у нас была своя замечательная радиостанция СЭСТРА (Студенческая экспериментальная студия радио). Мне было очень интересно смотреть за тем, как они работают.

— Не было ли желания податься на телевидение? Поработать в кадре?

Я работала на телевидении, работала в кадре и глубоко уважаю телевизионщиков. Но я ни разу не пожалела, что осталась на радио. Просто я знаю одну очень важную непреложную истину: работа на телевидении – это, прежде всего, работа в команде. Если газетчик может работать со своим блокнотом и быть один, то на радио ты уже зависишь от музыкального редактора, от режиссера. А на телевидении это вырастает в разы! С годами я поняла, что команда может стоить всего – карьеры, жизни и т. д. И далеко не все команды долго сохраняются. Сегодня довольно большое количество людей с телевидения вернулось на радио, и на это есть свои основания.

— Вы дважды лауреат награды «Золотое перо». Расскажите, за что вы получили награду и насколько она для вас значима?

Вообще, без наград, наверное, любой человек жить не может. В 2005 году я получила «Золотое перо» за цикл передач, посвященных юбилею победы в Великой Отечественной войне. Мы с моими коллегами провели огромную работу, чтобы рассказать о людях, переживших эвакуацию. Наверное, все воскресенья той зимой я проводила, слушая воспоминания людей. Это было эмоционально очень тяжело. Потому что иногда я понимала, что я первый человек, который за долгие годы пришел их послушать. Это история того поколения, которое уходит сегодня из жизни. Но мы успели сказать «спасибо»! Вы не представляете себе, какие письма мы получили от людей, которые услышали голоса товарищей через 60 лет.

Беседовала Вероника Бабенко

НОВОЕ В ФОТОАРХИВЕ
Логин
Пароль
запомнить
Регистрация