ВДОВИН Николай, шеф-редактор программы «Вести-Петербург», выпуск 1996 года

Николай Вдовин — шеф-редактор программы «Вести-Петербург». Выпуск факультета журналистики, кафедры радио и телевидения, 1996 года. Николай Владимирович рассказал о том, что острое желание достигнуть поставленной цели может оказаться серьезным подспорьем в достижении этой цели. И о том, что делать, если творческий «застой» все же случился.

Телевидение обязывает всегда быть в тонусе

− Желание заниматься журналистикой появилось еще в школе?

− Нет. На самом деле, учился я в математическом классе. Это было перспективно — реализовать себя в какой-нибудь технической специальности. То время можно назвать «временем возбужденных умов». Люди вокруг считали, что у них может получиться всё. Как раз тогда появлялись первые компьютеры в школах, и перспективы казались безграничными. Это похоже на то, когда приоткрываешь дверь в темную комнату, заглядываешь: там стол, стул, шкаф, а дальше – темнота. И в этой темноте может быть все, что угодно. И тебе кажется, что ты можешь вытащить из этой темноты все, что тебе захочется.

Но к концу школы я понял, что инженером быть не хочу. Хорошим программистом быть хочу, но не могу. У меня не получалось генерировать идеи в этой области. Я мог доработать чье-то красивое решение задачи до идеала, но рождать собственные столь же красивые не умел. Оценив обстановку, стал искать другие пути реализации. А мой отчим был журналистом. Он, можно сказать, и «привел» меня в профессию.

− Кто из преподавателей запомнился в вузе?

− Первый год я учился в Ташкенте. На втором курсе в 1992 г. перевелся в Петербург. Все преподаватели были по-своему хороши. Заканчивал я кафедру радио и телевидения. Были очень яркие преподаватели, но были и такие, чьих имен уже и не помню. Хотя последние, как правило, были с других факультетов. Любопытно, что и самая красочная и даже где-то экстравагантная фигура среди преподавателей была тоже «не журфаковская». Я говорю о Гаяне Галустовне Анпетковой-Шаровой. Она читала «античку», приходила на лекцию со своими псом и котом Посейдоном. А курс она мне перезачитывала в магазине на углу 1-й линии и Большого проспекта: стояла в очереди, а тут я с зачеткой.

− А почему Вы переехали из Ташкента в Санкт-Петербург?

− В начале 90-х шло самоопределение бывших союзных, а с того момента независимых республик. В 1991 г. потребность в русскоязычных журналистах в Узбекистане ограничивалась шестью персонами — такой был набор на журфак Ташкентского университета. Перспектив, соответственно, было мало. Хотя мой однокурсник — Шерзод Кудратходжаев успешно работал в руководстве пресс-службы президента Республики Узбекистан, господина Каримова.

− Работать начали еще учась в вузе?

− Да, с первого курса: сначала в Ташкенте, а потом и в Петербурге. Публиковался в газете «Гаудеамус». Там все тогда было на голом энтузиазме и неудержимой энергии Олега Воробьева.

Искал какие-то «ходы» на петербургское телевидение — на «5 канал». Пробовал зацепиться в проекте «Наобум» Ники Стрижак: мы с друзьями пришли на одно из первых обсуждений этой программы. Очень все было занимательно, но в итоге мы как-то не увидели себя в нем.

− А были ли такие случаи, чтобы человек «с улицы» пробился на телевидение? Можете привести пример?

− Константин Семин. Мы с ним как раз «разминулись»: я ушел с федеральных «Вестей» и вернулся из столицы в Петербург, а он, наоборот, приехал, кажется, из Екатеринбурга покорять Москву. Так вот по легенде он просто пришел на 5-ю улицу Ямского поля, где сидели, в том числе и «Вести» — это одно из зданий ВГТРК. С проходной позвонил в редакцию и сказал, что хочет работать. Не знаю, может история «подстерла» какие-то детали, но в итоге, если вы помните, много лет К. Семин работал собкором «Вестей» в США, потом работал в Москве — уже «в кадре».

− До работы в «Вестях» вы еще работали в каких-то проектах?

− Ну да. Сразу после окончания университета я работал в известной в свое время компании «Техинвест». Начинал я в «Техинвесте» со сценария новогоднего шоу для 22-го музыкального телеканала — был когда-то и такой. Потом готовил 15-минутные фильмы для ОРТ. Я тогда немало поездил по стране: видел, как ловят рыбу на Волге , а в Пензенской области, как шьют ботинки для российской армии. Был в полукилометре под землей в угольной шахте и на заброшенном ракетном пункте управления, который утопал в снегу. Видел, как в Астраханской области растет «цветной» хлопок, и как в Ивановской — в Палехе — вновь пишут иконы. Колоссальный был опыт. А потом в кризис, перестали платить. Проект закрыли.

− Были времена «застоя»?

− Были и времена профессионального простоя, и маленькие «творческие» проекты были. Это прибавляло желания идти дальше и все же вернуться в профессию. В результате поехал в столицу, но там мне было некомфортно. Я понял, что если ради достижения цели ты готов перегрызать глотки и идти по головам — тебе туда. Я не такой. Поэтому решил вернуться домой.

− А в Москве где работали?

− Сначала в «Коммерсанте». Там как раз запустили проект «Коммерсантъ-клиент». Это была «газета для московских потребителей», которая возникла на волне возвращающегося к россиянам желания тратить деньги после кризиса 1998 г. Потом в федеральных «Вестях», а под конец столичной эпопеи еще и в «Вестях в субботу» — они тогда выходили с Василием Кикнадзе.

− Чем приходится жертвовать ради такой профессии?

− Нервами.

− А временем?

− Временем жертвуют все. Кто-то работает мороженщиком с 7 утра и только в 9 вечера толкает тележку, чтобы освободиться и пойти домой. Каждый делает свой выбор. Работодатель предлагает, человек или соглашается на условия, или не соглашается. Формула проста. Всегда можно уйти, если не нравится.

− Приходилось ли, будучи уже шеф-редактором, отвечать за чужие ошибки в кадре?

− Да, я всегда отвечаю за то, что идет в эфир.

− Вы можете сказать, в чем заключается специфика телевидения по сравнению с другими средствами массовой информации?

− Телевидение — это фиксация момента. Самый, на мой взгляд, телевизионный жанр – репортаж. Что-то происходит и, говоря условно, через мгновения публика видит это «что-то» глазами оператора и слышит ушами журналиста. А еще в новостях на телевидении, в отличие от других СМИ, дедлайны по несколько штук на день. И, конечно же, тебя держит в тонусе прямой эфир.

− Вы в начале беседы сказали, что отказались от карьеры программиста, потому что поняли, что быть первым в информатике не получится, и сразу же изменили путь дальнейшего образования. То есть, нужно трезво оценивать свои силы и не браться за то, что тебе может быть не по зубам?

− Да. Если ты в чем-то как рыба в воде — туда и иди.

Беседовала Светлана Ячменева

НОВОЕ В ФОТОАРХИВЕ
Логин
Пароль
запомнить
Регистрация