Евгения Короткова (Woog), аналитик прессы в международной Организации Экономического Сотрудничества и Развития (ОЭСР) в Париже, выпуск факультета журналистики СПбГУ 1996 года

Расширяя горизонты

Учеба в СПБГУ, ФИНЭКе и ENA (Национальной Школе Администрации). Жизнь в Петербурге, Страсбурге, Ницце, а затем в Париже. Евгения Короткова окончила факультет журналистики в 1996 году, а сегодня живет в Париже и носит европейскую фамилию Woog. Интервью из столицы Франции успешная выпускница дала по Skype, рассказав о «перестойке» журфака, опыте обучения и преимуществах россиянина при приеме на работу в Европе.

— Каким вам запомнилось обучение на факультете журналистики?

— Журфак в начале 90-ых был заведением довольно архаичным. К счастью, из программы к тому времени уже пропали все идеологизированные предметы, но все же учебный план еще не учитывал стремительно меняющейся российской журналистики в условиях «дикого» капитализма и постепенного, робкого появления новых технологий.

На первом курсе у нас быль предмет «машинопись». Будущие акулы пера учились печатать на машинке «Ятрань». Компьютеров не было и в помине. На занятиях по дисциплине «Производство и оформление газеты» мы изучали самый прогрессивный метод печати на тот момент — офсет. Макетирование мы делали вручную на бумаге. Думаю, эта технология мало чем отличалась от той, которую Ленин использовал при печати своей «Искры».

— Нововведения все же появлялись?

— Конечно, факультет уже делал первые шаги к прогрессу. На «Экономике» мы учились читать финансовую отчетность предприятия, тогда же появился «революционный» по тем временам предмет «Реклама».

— Давайте перенесемся во времена Вашего обучения на последнем курсе. Как это было?

— В 1996 году, когда я закончила кафедру радио и телевидения, время было, мягко говоря, тяжелое в финансовом плане. Мне тогда казалось, что работать в газете или на радио — это обречь себя на полуголодное существование. Так что проработала журналистом я совсем недолго — около года — в Издательском доме "Калейдоскоп".

— И куда вы пошли с дипломом в руках и после года работы в «Калейдоскопе»?

— За еще одним дипломом! Я поняла, что сфера экономики и бизнеса привлекает меня гораздо больше. Поэтому решила к компетенциям в области коммуникаций добавить знания экономики и получила второе высшее образование в ФИНЭКе — закончила отделение аудита в Высшей Школе Экономики.

— Как складывалась ваша карьера после ФИНЭКа?

— С 1999 по 2007 гг. я работала помощником Генерального Консула Швейцарии в Санкт-Петербурге и занималась вопросами экономики, инвестиций и коммерции. Восемь лет на одном месте — это слишком долгий срок. Поэтому чтобы придать новый толчок своей карьере и выйти на международный уровень, я решила пройти конкурс в Национальную Школу Администрации (ENA) во Франции.

— Что пришлось делать, чтобы стать студентом одного из самых престижных и закрытых учебных заведений Европы?

— Для этого мне пришлось готовиться два года: я изучала конституционное, административное и европейское право, историю Франции во Французском колледже в Санкт-Петербурге. В 2007 г. конкурс, к моей неописуемой радости, был пройден, и последовали полтора года обучения и полгода стажировок в Страсбурге, Париже и Ницце.

— В чем заключалось обучение?

ENA — это не классическая школа с изучением предметов. Это своего рода повышение квалификации: лекции и практические занятия ведут не профессора университетов, а государственные служащие, политические советники, дипломаты, журналисты. У нас были потрясающие занятия по связям с общественностью в экстренных ситуациях с участием настоящих представителей вооруженных сил, спасателей и журналистов французских изданий. ENA заостряет особое внимание будущих чиновников на том, как правильно общаться с журналистами и строить отношения с рекламными агентствами.

— Что было самым интересным в системе обучения в ENA?

— Обучение в области коммуникации построено на ролевых играх в атмосфере воссозданных реально происходивших событий. Например, симуляция последствий взрыва на химическом заводе в Тулузе в 2001 г. или беспорядков в пригороде Парижа в 2006 г. с сожженными автомобилями.

— Можно было бы сразу пойти учиться в ФИНЭК и стать специалистом в Вашей сегодняшней сфере деятельности значительно раньше. Необходимы ли были годы обучения на журфаке?

— В начале 90-х для меня альтернативы журфаку не было. Здесь я получила фундаментальные знания, а ФИНЭК определил будущую специализацию: коммуникация в экономической сфере. Полученное экономическое образование позволило работать в Консульстве Швейцарии, затем во французском государственном агентстве «UBIFRANCE» в качестве руководителя проекта «Перекрестный год Франция-Россия». Поэтому, все было не зря.

— Чем вы занимаетесь в настоящее время?

— Я работаю аналитиком прессы в международной Организации Экономического Сотрудничества и Развития (ОЭСР) в Париже.

— Евгения, вас не посещают мысли вернуться в Россию?

— Я ее никогда и не покидала по-настоящему: моя работа во Франции всегда была связана с поездками на родину, хотя приезжаю в Петербург реже, чем хотелось бы.

— Что значимого лично для вас есть во Франции, и чего не хватает в России?

— Во Франции есть уважение свобод человека и гражданина.

— Как вам кажется: правильнее рассматривать образование за границей как второе и дополнительное, либо стоит миновать обучение в России, если есть такая возможность?

— Козьма Прутков говорил: «Специалист подобен флюсу — полнота его односторонняя». Я считаю, что истинное богатство профессионала заключается именно в его разносторонности и многогранности. Поэтому, только имея академические знания и профессиональный опыт в России, сможешь оценить европейское образование. Все познается в сравнении. Российское образование выглядит преимуществом в глазах зарубежного работодателя, скажу я тем, кто планирует международную карьеру.

Беседовала Марго Лысенко

НОВОЕ В ФОТОАРХИВЕ
Логин
Пароль
запомнить
Регистрация