МЯЗИН Андрей, гл. редактор журнала «Пятое колесо», выпуск 1986 года

Андрей Дмитриевич Мязин, гл. редактор журнала «Пятое колесо», выпускник факультета журналистики СПбГУ 1986 года

А. МЯЗИН: К СОЖАЛЕНИЮ, НА ФАКУЛЬТЕТЕ ЖУРНАЛИСТИКИ УЧАТ БЫТЬ СОЛДАТАМИ, А НЕ ГЕНЕРАЛАМИ

Трудно представить себе более нелепую ситуацию: мой собеседник, главный редактор журнала «Пятое колесо», Андрей Мязин лежит на моем диване, обняв моего любимого мишку, и бормочет что-то типа «спрашивайте, девушка, спрашивайте», а я не знаю, как к нему обращаться — на «ты» или на «вы», по имени или по имени-отчеству, Андрей Дмитриевич или просто папа. Он занимается спортом, не ест после шести вечера и буквально вытаскивает булочки у меня изо рта. Но при этом выкуривает по две пачки «Парламента» в день и выпивает пару бутылок пива вечерком. На днях ему стукнуло 42, но он с удовольствием ходит со мной в «Грибоедов», где мои подружки принимают его за моего бойфренда. Но беседа вроде как бы официальная, поэтому мы все же на «вы».

— Я знаю, что «5 колесо» — одно из немногих изданий Санкт-Петербурга, ставшее общероссийским. Один из самых рейтинговых журналов, с оборотом более 1миллиона долларов в год. Неужели после окончания университета мы можем рассчитывать на что-то подобное?

— На первой вводной лекции нам сказали: «Мы не дадим вам никаких знаний. Мы дадим вам лишь представление о них». Я полностью с этим согласен. Я считаю, что мы получили лишь ключик к знаниям. После окончания ЛГУ я мог, положа руку на диплом, с полной уверенностью повторить за Сократом: «Я знаю, что я ничего не знаю».

— Чем вы занимались до поступления в университет и как вообще оказались на Первой линии?

— Первые заметки я написал лет в 15. Мне нравилось «лепить слова», как пластилин, есть в этом что-то магическое и завораживающее. Мне было все равно, что лепить: рассказы, юморески, стихи, статьи, романы. До университета я уже много печатался, зарабатывал журналистикой себе на хлеб в родном городе Липецке. Но никогда не думал, что стану журналистом, так как считал журналистику не более чем ремеслом, способом зарабатывания денег. И поступив на факультет, продолжал писать по ночам свои повестухи и рассказы. Был уверен, что стану писателем, получу Нобелевскую премию. Когда поехал поступать на факультет, редактор областной молодежной газеты сказал: «Тебе там делать нечего. Ты и так все знаешь». Это было, конечно, некоторым преувеличением, но недалеко от истины.

— Кроме писания романов по ночам что-нибудь помните о факультете? Кого помните?

— У нас был очень разношерстный курс. По ощущениям — полные придурки (по моим профессиональным ощущениям – я же тогда уже пару лет отработал в газете!). Правда, боюсь, что окружающим я тоже казался придурком!.. А курс-то был замечательный: Светка Агапитова, Ирка Смолина, Ирка Паукшто, Серега Зелинский, Толька Аграфенин и т. д.

— А нужен ли он вообще, факультет журналистики?

— И да, и нет. Университетское образование, безусловно, необходимо. Оно дает широкий кругозор. С другой стороны, журналистике не нужно учиться 5 лет. Я полностью поддерживаю европейский опыт, где журналистике учат один-два года в специализированных школах. Думаю, этого достаточно.

Для меня лучшей школой была стажировка в ТАСС – практика курса после третьего. Я бы туда всех студентов отправлял принудительно, как в колонию строго режима.

— Почему?

— Общение с людьми такого уровня лучше любой теории. Можно многому от них научиться. Профессионализму. Когда человек может написать заметку в 3 абзаца, он может написать все. Думаю, та классификация жанров, которой нас так подробно учили на факультете, не совсем верна. Между информацией и очерком нет никакой разницы, только в количестве знаков и гонораре. В остальном, по-моему, вам морочат головы.

— Я знаю, что раньше после окончания университета было обязательное распределение по изданиям. Сейчас этого нет. Как вы думаете, это хорошо или плохо?

— Наверное… все же хорошо. Есть возможность идти туда, куда ты хочешь.

Было так. У ректора в кабинете собиралось человек 20 – редакторы из разных регионов, так называемые «купцы». Студент заходит в кабинет, ему задают несколько вопросов. Кто-то говорит: «беру», предлагает работу, иногда квартиру, хорошую зарплату. А если этот «купец» из Сыктывкара, например?! Но ничего не поделаешь. Ты обязан ехать. Меня «купил» дедушка из многотиражной газеты «Молот». На должность корреспондента. Представляешь! После того, как я отработал в областной газете и окончил ЛГУ – в многотиражку на 120 рублей! Я оттрубил там положенный срок – год или два. А потом ушел.

— Так что же все-таки делать теперешнему молодому специалисту, только что получившему диплом?

— У известного педагога Макаренко как-то спросили: «Моему ребенку 3 года. Не рано ли начинать его воспитывать?» И он ответил: «Поздно». То же самое с дипломом. Получив его, поздно начинать куда-то стучаться. Надо это делать с первого курса. Кстати, я свой диплом ни разу никому не показывал. Даже не знаю, где он лежит.

— Хорошо! Тогда по-другому: что делать молодому специалисту, чтобы стать главным редактором?!

— А, да это просто. Надо пойти на улицу Садовую (дом 32, по-моему), где находится Комитет по печати, заполнить заявление, заплатить в сберкассе 380 рублей и получить свидетельство о регистрации СМИ. Вот и все – вы главный редактор.

— Все так просто?!

— Да. Но с этого момента и начинается весь геморрой. К сожалению, на факультете журналистики не учат, как правильно воспользоваться этой бумажкой с печатью. Это, вероятно, самая большая проблема. Учат быть солдатами, а не генералами. Даже не дают представления о том, как им стать. Конечно же, студенту нужно знать, как формируется бюджет газеты, доходы и расходы, как собирать рекламу, как организовать распространение и т. д. Этому не учат.

— Так у кого же больше шансов стать главным редактором? У самого умного или самого ловкого?

— (Пауза.) У самого знающего.

— Знающего, где находится Комитет по печати?

— Нет! Знающего основы менеджмента и маркетинга, основ построения бизнеса вообще и газетного в частности. Плюс везение. Нужны не только знания, но и какой-то особый кураж. И, конечно, навыки лидера, чтобы сплотить хорошую команду.

— А что нужно для того, чтобы люди за тобой пошли? Какой вы начальник?

— Хреновый! Меня же этому никто не учил! Мне кажется, что нужно давать возможность каждому сотруднику самому принимать решения. Если человек чувствует, что от него многое зависит, то он начинает по-другому относиться к процессу, так КПД от одного работника возрастает вдвое-втрое. В России начальники не любят казаться неуверенными в чем-либо. Не в русских это традициях — показывать свои слабости. Отсюда — командный метод управления, переходящий в «твою мать». Самодурство и самоуправство — город Глупов, в общем. Мне больше нравится управлять спокойно, тихо, задавать вопросы, получать ответы. Мне кажется, что за 10 лет я ни на кого не повысил голос.

— Ни разу?!

— Нет.

— Увольняли тоже спокойно?

— Увольнял? — Пауза, вздох. – Увольнять всегда тяжело.

— Чем вы занялись, уйдя из газеты «Молот»?

— Чем занялся? Не помню! А! Я же одним из первых зарегистрировал газету, быть может, в стране. Тогда еще не было Закона о печати, были обкомы партии, очереди, талоны на водку... Но ты-то, детка, этого не помнишь – тебя тогда еще не было! Я ходил по обкому партии и канючил газету. Мы нашли какой-то действующий закон от 32-го года об общественных организациях. Зарегистрировали общественную организацию в райисполкоме типа «Знание – сила» и от ее лица уже регистрировали бюллетень. В общем, это и была газета. Называлась она «Комментатор». Название (как и все остальные ) придумывал я. Мы собрали первый номер и тут же разругались по поводу того, кто будет редактором. И я ушел. Дальше они сделали без меня пару номеров и скисли.

— То есть вы хотели быть только главным?

— Конечно! Потом меня позвали мои однокурсники в коммерческую фирму, которую они создали, заниматься бизнесом. И в частности, издательским. Кажется, мы собирались выпускать газету. Но продавали компьютеры, польскую обувь и женские трусы. Ездили на стрелки с бандитами и так далее… Это было время начала перестройки со всеми его причудами.

— А потом вы создали «5 колесо»?

— А потом начальник охраны сказал, что сегодня приедет ОМОН, всех положит на пол. Попросил не сопротивляться. Я решил, что пора сваливать. Хотя получал, кажется, рублей 700. При тогдашней средней зарплате рублей в 150. Целый год я пытался наладить свой бизнес. Но из этого ничего не выходило.

Однажды вечером, когда я курил на кухне, думая о том, что бизнесмена из меня никогда не выйдет, раздался звонок. Это был Виктор Булавин – тоже выпускник журфака, только лет на 7 раньше. Он сказал, что выпускает первый номер газеты «Сорока», что ему нужен помощник. Я согласился.

Мы с ним делали газету вдвоем, плюс девочка секретарша, плюс один распространитель. Когда мы довели ее до 16 полос и бешеного тиража, пришли итальянцы и сказали: «ОК, ребята. Мы вас покупаем». Мы согласились. Так появилась первая в стране газета бесплатных объявлений «Из рук в руки». Но и оттуда мне пришлось уйти.

— И потом вы создали «5 колесо».

— Да. На следующий день, с больной головой, я пошел на улицу Садовую и не нашел ничего нелепее, как название «5 колесо» для автомобильного издания. Было это 10 лет назад. Мы собирались делать городскую автомобильную газету и зарабатывать на этом деньги (ниша была свободна). Но вскоре мне стало ясно, что этого мало. Что если хочешь чего-то добиться, то нужно смотреть на вещи шире.

— Так родился журнал?

— (Улыбается.) Так родился всероссийский журнал. Если вы попросите меня сделать что-то подобное по масштабу сейчас, вряд ли я возьмусь, даже если у меня будет годовой бюджет в пару миллионов долларов.

— Почему?

— Слишком сложно.

— Наверное, тогда было проще, так как конкуренция была меньше, многие ниши были свободны?

— Конечно. Да и сейчас многие свободны.

— Какие?!

— Так я тебе и сказал!

— А… почему бы и нет?!

— Я вчера зарегистрировал еще две газеты…

Интервью взяла М. Мязина

НОВОЕ В ФОТОАРХИВЕ
Логин
Пароль
запомнить
Регистрация