Японский дизайн: особенности формирования и современное состояние

Галина Игоревна Потапова

Научный руководитель ст. преп. П. Ч. Хан

Аннотация. В статье проводится культурологическое исследование основных формообразующих особенностей японского дизайна, показаны причины его возникновения, особенности развития и современное состояние.

Японские медиа – это, прежде всего, высококачественный дизайн (1; 75) и эффективная коммуникация, построенная не только на тексте журналистского материала, но и на эмоциональном воздействии на читателя. К современному состоянию японская пресса пришла в результате длинного исторического пути, когда культура маленькой островной страны ощущала на себе воздействие со стороны множества стран. Среди них, к примеру, был Китай, который на первых порах выступал фильтром для внедрения зарубежного опыта, или США, стремившиеся наладить связи для обеспечения безопасности своей морской торговли (3).

Японская культура нуждалась в постоянном получении материала для дальнейшего развития. Изолированность острова в эпоху сегуната стала причиной технологического отставания и привела к технической беспомощности во время «второго» открытия Японии коммодором Мэтью Перри. Японии пришлось воспринять европейские технологии и только спустя столетия уже на этой основе создавать что-то свое. Но в культурном аспекте европейская интервенция встретила достойный противовес. В результате, созданная на основе европейского опыта продукция получила в мире наивысшее признание (1; 5). В настоящее время такие корпорации как Nikon, Canon, Yamaha, Honda и другие пользуются заслуженным доверием потребителя за высококлассный дизайн, качество и надежность изделий. Япония научилась извлекать из чужеродной иностранной культуры необходимую для дальнейшего развития форму, без принятия ее философского наполнения.

Это умение не появилось внезапно, словно по волшебству – оно имеет за собой весомую основу, состоящую как из исторического опыта, сформировавшего особый восточный менталитет, так и из собственного культурного наследия страны, сформированного долгим и тяжким трудом. К примеру, про такую ремесленную отрасль как жемчуговодство, Всеволод Овчинников говорит:

«Секрет выращивания жемчуга никто не охраняет. В этом нет необходимости, так как украсть его нельзя. Чтобы ежегодно получать как будто из ничего девяносто тонн жемчужин, нужна, во-первых, Япония с ее природой, с ее бесчисленными тихими заливами, а во-вторых, нужны японцы с их умением создавать ценности из мелочей, вкладывая в них бездну терпения и труда» (2; 543).

Говоря иначе – все дело не только в тайных умениях. Японцы отличаются особым, трепетным отношением к природе, к подаренному ею материалу, который наделяется на бессознательном уровне сакральным, трепетным наполнением – ками. Все это требует от человека иного мировоззрения, не антропоцентричного, отличного от того, который пропагандирует Европа, ставя во главу угла человека, эстетику индивидуальности и личности.

Примеры отражения практики созерцания природы, нецентричного восприятия мы можем обнаружить, к примеру, в блочной системе верстки общенациональных японских газет, напоминающих по своему построению пол в японских домах, выстланный татами. Благодаря этому, смысловой центр японской полосы растворяется, исчезает – как в восточных пейзажных картинах, окружающей природе.

Знаменитое японское любование природой, известное по множеству национальных традиций – к примеру, пяти дням любовании сакурой – привело к выпаданию человека из поля зрения, пониманию его как созерцателя, но не венца творения, и уж точно не творца. Для японца венцом творения является природа и природные формы; все, что создается человеком – делается по ее образу и подобию.

Смешение красок, находящееся в природе, преломляется через японское мировоззрение и оказывается на страницах журналов и газет, выражается в оформлении электронных изданий в Интернете. Нецентричный дизайн, представляющийся иностранцу собранием несвязанных между собой частей, в процессе тщательного изучения обнаруживает уравновешенную структуру и гармоничное сочетание цветов заголовочных комплексов, изобразительных элементов и текстовых блоков. Практика созерцания, проявившаяся в нескольких видах наблюдения за природой – ваби, саби, моно-но-аварэ, – стала основой для создания лучших художественных произведений японской культуры. Они же, в процессе синтетичного развития культуры страны, нашли свое выражение не только в многочисленных приемах медиадизайна, но и в массовом продукте, предлагаемом журналами – манге.

Современная японская манга, – один из источников дохода страны и своеобразная визитная карточка за рубежом, продолжает изобразительную традицию укие-э – техника рисования тушью и традиция черно-белого изображения. Среди предшественников манги называют мультфильмы Уолта Диснея, влияние рисовки которого особенно заметно на ранних стадиях существования манги, и произведения таких художников, как Канкэй Судзуки, Санто Кедэна, Минва Аикава и Кацусики Хокусай. «Манга Хокусая» (иначе, гротески, рисунки Хокусая) заложила основу для введения термина «манга» в оборот.

Интересно, что манга оказывается одним из проявлений созерцательности японской культуры, наряду с шедеврами японского изобразительного искусства, дизайнерской мысли. В этом проявляется двоякость, дихотомия японского мировоззрения, сформированная в результате синтетичности культуры и особого отношения к пространству и форме. Что же возникло в первую очередь? Наблюдение за природой и ее запечатление, воспроизведение в ремесленных творениях или же влияние на национальные традиции иностранного опыта? А может быть дихотомия общественной мысли, когда в ответ на иностранный опыт страна вырабатывала собственный?

Попытка рассмотрения, к примеру, эстетики ремесла японских СМИ обособленно от созерцательности, дихотомии и синтетичности все равно приводит к неизбежному обращению к остальным особенностям. Особое отношение к предметам, которые создаются в результате ручного труда, появилось в результате простого принципа: «каждая вещь, создаваемая японцами, призвана стать постоянной составляющей личного пространства» (1; 29). Японец просто не купит ничего, что нарушало бы гармонию созерцания окружающего мира.

Часто можно увидеть, как обычная домохозяйка подолгу тщательно и придирчиво изучает каждый предмет, оценивая не только стоимость, но и прорисовку формы, материала, фактуру, декор, насыщенность цвета изделия (1; 27). Спокойный вкус и зримое ощущение времени сформировали уже упомянутые выше эстетические концепции созерцательности – «ваби» и «саби». Посмотреть, изучить, понять – а после попытаться повторить с тем же изяществом, легкостью и гармоничностью, как в природе. То же самое относится и к СМИ, визуальная составляющая которых является полноправным критерием выбора при покупке медиа-продукта. Это привело общенациональные издания к необходимости максимально удовлетворять высокие потребности аудитории, которая, в свою очередь, считает своим долгом все знать и всем интересоваться. Но, в результате, мы получаем ситуацию, в которой крупнейшие медиахолдинги предлагают одинаковую продукцию. Каждая редакция следует правилу «лучше десять раз сделать то же, что и остальные, чем один раз оказаться позади остальных» (2; 567). Это же стало причиной того, что любой информационный повод не может стать достоянием одной редакции: новости незамедлительно сообщаются всем газетам; интервьюирование и вовсе ведется на доверительной основе – «офурэко». Журналист получает доступ непосредственно к первоисточнику, но вести беседу вынужден без записи. При создании текста на основе полученной информации от него также ожидаются положительные выводы и отзывы.

Так получается, что газеты и сайты отличаются только лишь дизайном, двояким по своей природе. С одной стороны, он в полной мере соответствует мировым стандартам, выступает в качестве важной составляющей промышленности, использует передовые технологии и даже воспитание будущих дизайнеров происходит в специализированных коллежах компаний. С другой же стороны, современный японский дизайн является полноправным наследником культуры Японии, средоточием национальных изобразительных традиций. В этом проявляется сформированное созерцательностью бережное отношение японцев к своему прошлому, природному наследию, и стремление создать духовные объекты, которые станут гармоничной, полноправной частью национальной культуры (1; 29).

Журавская Татьяна, рассматривая японский дизайн, выделяет так называемую «простоту сложности» – умение японцев сочетать утонченные, изысканные и простые, понятные вещи, – нестандартность, свободу в отношении узора и формы, смелые цветовые решения, одновременно яркие и гармоничные (1; 30).

Подтверждение этой теории можно найти на страницах любых японских газет. Внешняя хаотичность газетной полосы при детальном рассмотрении обнаруживает в себе умело воссозданное взаимодействие маленьких частей сложного целого: ни один элемент не оказывается вне композиции, тесно связанный либо с окружающим оформлением, либо с материалом, в котором располагается. При этом внимание аудитории перенаправляется от детали к детали, от темы к теме. Одновременно с информативной функцией достигается и рекреационная: цветовая гармония позволяет глазу отдыхать во время прочтения. Блоковый дизайн предоставляет возможность читать газету как в развернутом виде в формате А3, так и в сложенном до размеров А4 и даже А5. Это предполагает многоразовое прочтение газеты на протяжении всего рабочего дня со свободным изменением формата газеты в зависимости от времени и места. Так информация может быть доступна максимально большому количеству населения с самыми разнообразными возможностями и предпочтениями.

Интересно, что стремление к окупаемости медиа-изданий привело не к созданию желтой прессы, пример чему наблюдается в ходе исторического развития журналистики в России и на Западе, не к появлению примеров фальсификации материала, гонке за эксклюзив, и не к вестернизации – как в Китае, Корее. Сегодня на страницах японских СМИ мы наблюдаем смелые дизайнерские решения, смелые приемы, подобные которым редко можно найти на страницах европейских изданий. Япония со всем своим историческим опытом выработала собственный путь развития, даже не смотря на то, что до сих пор продолжает усваивать иностранный опыт других стран.

Литература

1. Журавская Т. Стремление к совершенству. Очерки о традиционном ремесле и современном дизайне Японии. СПб., 2009.

2. Овчинников В. В. Восток – дело тонкое: Тибет, Китай, Япония. М., 2011.

3. Japanese Dolls. URL: http://japanesedolls.ru/index/0-103

Галина Игоревна Потапова | 10 июля 2015
 просмотров: 583 | комментариев: 0
комментарии
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
НОВОЕ В ФОТОАРХИВЕ
Логин
Пароль
запомнить
Регистрация